Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Мария Чулова, Вебмушка.руМария Чулова, Вебмушка.руМария Чулова

сточник: https://aznaetelivy.ru/udarenie/chukcha
© Aznaetelivy.RU
Вступайте в группу ВК: @aznaetelivy_ru

 журналист, IT специалист, фотограф, автор книги "Хороший гусь Гаша",

сборников "Забрать домового", "Притяжение земли", проекта "Невдольск 1595"

блог, ЮТ, VK, IG, tweet

ВебМУшка.ru

          ...здесь интернет (web) взят на мушку...

фотоальбомы, видеорепортажи, аудиолист

Популярная песня "Камаринская" в переложении Михаила Глинки была написана про мужиков Невдольска и жителей Севского уезда!

Опубликовано 02.09.2001

Камаринская народная песня и танецКамаринская народная песня и танец«Камаринская» и «Барыня» - популярнейшие русские народные плясовые песни, также положенные на музыку для оркестра. К мировую славе «Камаринскую» привел Михаил Глинка в 19-м веке, времена А.С.Пушкина и Н.В.Гоголя. Как танец Камарицкая представляет собой перепляс, главным образом мужской, свободного, импровизационного типа.

Песенные герои «Камаринской» - персонажи исторические.
Их родина - старинная московская южная окраина (Орловский край).

> слушать онлайн < > смотреть видео <


Сам текст был изначально обречен на забвение из-за своей резкости, непригодной для публичного вокального исполнения.

Первое сообщение о «Камаринской» и "Барыни" в печати были в провинциальной газете «Орловские Вестник» 1896 года (№ 257, фельетон).

Камаринская народная песня и танецКамаринская народная песня и танецI. «Камаринская»
Ах с...кин сын,
Вор - камаринскй мужик.
Он не хочет, не желает
Своей барыне служить.

II. «Барыня»
* * *
Как на барыне-ль солоп,
(Вредит) барыне холоп,
На барыне-ль чепчик -
. . . . . . . . . . . . . . . немчик.

* * *
К нашей барыне косой
Приласкался дед Сысой . .

Сам термин «комарицкий мужик» появился с подачи дворян.

Слово «мужик» в русском языке всегда носило оскорбительный характер: так крестьяне называли людей никудышних с низкими моральными и духовными качествами.

Именно это слово и подхватили дворяне, называя им всех крестьян.

Именно они создали образ «комарицкого мужика», приплетая и закрепляя это оскорбительное название к комарицким жителям.

Фактически все авторы, которые пытаются что-то писать на эту тему, пытаются интерпретировать гениальную мощь Комарцкой мелодии и песни как пьяный разгул и дебош.

И это при том, что в Комарицкой волости в начале 17 века вообще не было кабаков! Да и в самом тексте нет ни слова про алкоголь.

И что интересно, значение самой знаменитой русской мелодии, песни и пляски было оценено лишь в издании 1953 года Большой советской энциклопедии.
В первом же издании 1938 года для упоминания о Комарицкой не нашлось места, как не нашлось для нее места и в третьем издании 1973 года, и не нашлось места и в Большой российской энциклопедии 2009 года...

А как же появилась на свет увертюра Глинки "Комаринская"?

В 40-е годы XIX века композитор Михаил Иванович Глинка прославился по всей России благодаря двум своим операм: «Руслан и Людмила» и «Жизнь за царя» о подвиге Ивана Сусанина.

Но в 1848 году Глинка уединился в Варшаве. В польской столице композитор искал не только уединения, но ещё и вдохновения. Ему хотелось написать симфоническую увертюру на русскую народную тему. Глинка долго размышлял – какую же истинно русскую мелодию взять за основу.

Находясь в творческих раздумьях и поисках, Михаил Иванович стал затворником и никого не принимал. Но вдохновение не приходило.

Чайковский Камаринская Детский альбомЧайковский Камаринская Детский альбомВскоре на свет появился ещё один шедевр великого маэстро – симфоническая фантазия, созданная на основе двух народных песен: свадебной лирической «Из-за гор, гор высоких» и бойкой плясовой «Камаринской».

Из всех русских народных плясок самое широкое распространение получила камаринская, ведь ей присущ веселый, задорный характер. Она имеет быстрый темп и мажорный лад
Сама мелодия камаринской привлекала и других композиторов: например, Чайковский включил в свой "Детский альбом" небольшую пьесу под названием "Камаринская".

 

Давайте разберемся, что же такое Камарицкая область?

В 16-17 ст., до воссоединения Малороссии с Русью Московской Орловская область была Окраиной.

Именно в ту эпоху видное место занимала Каморицкая (она же Камарницкая или Камаринская) волость, составлявшая часть Орловщины - северной Окраины. В то время в нее входили такие города как Севск, Дмитровск и Курск, а также многие села нынешних севского и суземского районов Брянской области.

На исторической арене Камарицкая волость выступает впервые во второй половине 16 в.

О происхождении этого имени есть несколько гипотез.

Комаричи Брянская область. УказательКомаричи Брянская область. УказательОрловский историк Пясецкий предполагал, что оно образовалось от речки Марицы, при которой стоит Севск, бывший некогда «камаринскою столицею». По мнению того же автора, и сам Севск назывался будто бы Комарском, например в дарственной самозванца Мнишку (Орл. Епар. Вед., 1871 г., № 21).

А вот другие исследователи полагали, что Камарницкая значит дворцовая, от слова "камора". И волость названа так потому, что еще со времен царя Федора Ивановича она состояла в ведении дворцового приказа - царской каморы.

Однако, вероятнее всего, причина имени другая, ибо в 16 веке волость кишела каморниками, и, вероятно, им обязана своим названием.

Под каморниками в актах «Литовской метрики» известны были горожане и сельчане бобыли, люди убогие, не имевшие своих домов, жившие в чужих избах и каморах.

И в этом случае Камарницкая означает край бездомовников, бродяг.

В течение 16 - 17 столетий до прекращения смуты на Руси местные условия были весьма благоприятны для появления в этом крае той самой песни мужика-сорванца.

Впрочем, Камаринщина, доставшаяся Москве от Литвы в 1503 г., представляла собою один из опаснейших уголков страны: ей частенько случалось испытывать на себе и опустошительные вторжения литовцев, и поляков на всю Севскую землю, а также губительные татарские набеги со стороны Крыма.

Камаринцам той эпохи жилось не сладко; их нередко грабили, полонили, истребляли «огнем и мечем».

При таких же условиях о каком либо прогрессе камаринского населения в количественном или качественном отношении не могло быть и речи.

Тогдашние камаринские обитатели, включая всех сельчан, славились «жестокостью» своих нравов.

А вот малочисленность местного населения сильнее всего смущала покой Москвы, озабоченной укреплением своей южной границы, откуда ей постоянно угрожали и крымцы, и поляки.

Потребность в укреплении в особенности сделалась настоятельною после завоевания Казани, чрезвычайно обострившего московские отношения с крымскою ордой.

И для безопасности московских владений надо было, во что бы то ни стало, спешно заселять пустынную Окраину, строить здесь крепкие города.

Мужик. Яндекс фотоМужик. Яндекс фотоИ Москва энергично принялась за эту работу.

Царь Иван Васильевич Грозный первым наиболее решительно вступил на этот путь, взявшись за укрупнение городов Болхова, Орла и Севска в Камаринской земли во время своего царствования.

По воле Грозного сюда из других московских городов усиленно направлялись колонисты, годные к ратному делу, способные защищать ее от ворогов.

Нетребовательность, самого Грозного доходила до того, что мелким злодеям и даже преступникам, осужденным на смерть, разрешалось здесь спасаться бегством в окраинские города, а местным воеводам строго настрого наказывалось не тревожить этих беглецов, не вспоминать им «старых грехов».

Севский край в те времена играл будущую роль Сибири, превратившись в место ссылки, куда преступники отправлялись в наказанье на житье и на службу.

И разбойнику, и ябеднику, и лжецу открывался свободный путь в Севск (и Курск), где прошлое поселенцев нисколько не вредило их карьере, а, напротив, охотно предавалось забвению, следуя пословице: «быль - молодцу не укор».

С одной стороны, Камаринщина считалась дворцовым владением, с другой стороны, не находились смельчаки, желающие владеть «душами» тамошних буйных головорезов. И, кстати, крепостное право здесь отсутствовало.

Все эти обстоятельства служили должной приманкой для людей, толпами бежавших сюда от крепостного гнета. Голодные годы и неурожай еще более усиливали движение, доводя его до неслыханных прежде размеров.

От «бедности», что «стало кормиться не мочно», в Камаринщину со всех сторон хлынули толпы голодных крестьян и холопов. Их привлекали уже не столько соблазнительный вести о камаринском привольном житье-бытье; сколько слухи о прекрасном урожае, действительно собранном когда-тоздесь.

Таким образом еще недавно малонаселенная Севская волость всего лишь десяток лет (1592—1603) обратилась в густонаселенную землю.

Однако этот люд представлял собою пеструю смесь «племен, наречий, состояний», в котором явно преобладал «злодейский элемент», проникнутый призванием к «разбойному делу», готовностью «под дорогою стоять, зипуны-шубы снимать».

Неугомонная, ни с кем не ладившая беднота шумела и бурлила. Активно образовывались разбойничьи ватаги, перед которыми трепетали не только мирные обыватели края, но и сама Москва.

Так, со знаменитым атаманом Хлопко-Косолапом был вынужден вести нешуточную войну царь Борис Годунов. После того как большая царская рать нанесла разбойникам сильное поражение под Москвой, по царскому указу повсеместно ловили всех "стачников" и наскоро допрашивали: «кто с кем воровал, с кем разбой держал», а затем немедленно жаловали «середи поля хоромами высокими - двумя столбами с перекладиной», т.е. отправляли людей на виселицу.

Однако казни лишь подлили масла в огонь, усиливая противостояние против Годунова. Вот почему оказалось достаточно ничтожной искры, из которой на всю страну воспылал огромной костер под названием "самозванщина".

Лишь только мелькнула весть о царевиче, как простые люди, «мужики-севрюки», тотчас же оказались готовы присоединиться к новому куражу и разбою, вместе с «литовскими лазутчиками» в городах, посадах и на дорогах.

А личное появление первого самозванца на Северщине окончательно усилило этот порыв.

В смуту в Орловщине было обнаружено редкое легкомыслие - «шатость», за что краю позднее сильно досталось в народных присловьях. Так, все города унаследовали нелестные аттестации, напр:
Орел да Кромы - первые воры; Карачев им в придачу.
Брянцы - куролесы (ведь сами они сожгли Брянск).

Камаринцам - это передовые смутьяны, которые раньше всех связал свою судьбу с самозванцами.

В то время как первый самозванец Гришка Отрепьев нерешительно подвизался в пограничной Северщине, камаринцы осенью 1604 г. схватили обоих камаринских воевод Севска и отправили их к претенденту при торжественном посольстве.

Камаринщина сыграла видную роль в смуте, оказав крупный услуги обоим Лжедмитриям.

Камаринцы радушно принимали и чествовали своего «высокого гостя» (Гришку Отрепьева) в собственной столице - Севске.

Самозванец со своею ратью спокойно гостил в богатой «хлебом и медом» и всякими продуктами волости, отдыхая после неудачной осады Новгородсеверской крепости.

Не оставляли Отрепьева и после поражения рати самозванца московскими войсками при Добрыничах, недалеко от Севска (ныне село Добрунь, ближайшее к селу Невдольск), когда претендент, полный отчаяния, в страхе поспешно ускакал чрез Рыльск в верный ему Путивль.

Часть камаринцев последовала за ним, чтобы в Путивле утешить и ободрить в горе, а также «удержать» павшего духом самозванца, намеревавшегося было бежать обратно в Польшу.

Московские воеводы, прекрасно понимавшие значение камаринской «измены», страшно ненавидели крамольников и нетерпеливо ждали случая, чтобы наказать их.

После добрыничской битвы, отдавшей беззащитную Камаринщину во власть москвитян, москвитяне немедленно принялись производить жестокую расправу над камаринцами.

Жители, без различия пола и возраста, были обречены на варварские казни.
Их сажали на кол, вешали за ноги и расстреливали из луков и пищалей.
Младенцев жарили на сковородах.

Беспощадно истреблялось все камаринское достояние, предавалось огню и грабежу.

В порыве гнева, сам претендент, Гришка Отрепьев, был забыт москвичами, оставлен без преследования. Спохватившись, они бросились было за ним в погоню, да было поздно.
Не настигнув самозванца, московская рать вернулась назад в Камаринщину, где снова предалась жестокостям, тем самым она необычайно упрочила преданность местных жителей Отрепьеву, ведь никакого иного выбора больше у них и не оставалось.

Впрочем, камаринское настроение обусловливалось не одною только беспредельною верой камаринцев в «подлинность» самозванца. Не обошлось здесь без житейских практических соображений, навеянных на камаринцев заботами о самосохранении, об избавлении себя от лишних «бед и напастей».
Отвернись они от самозванщины - бродившие здесь поляки легко могли бы покарать их за эту «измену». А защитить-то некому: Москва далеко, да от нее нельзя было ожидать чего либо хорошего для себя, - так запутались и осложнились их взаимные счеты...
Волей-неволей большинству местных приходилось держаться «царьков» и стоять за них.

Новый претендент «Тушинский вор» также находит себе именно здесь первую точку опоры, в Камаринщине.

И здесь же начинает свое «крамольное поприще» и знаменитый холоп Болотников.

На клич Болотникова, воровского «вождя», отовсюду стали спешно «слетаться» обычные разбойники и воры, беглые холопы, крестьяне; местами же к ним присоединялись еще казаки, стрельцы, посадские и даже некоторые «помещики».

А затем началась «потеха»: хватание и «заточение» воевод, не хотевших действовать заодно с Болотиниковым.

Крестьяне и холопы усердно занялись разграблением и истреблением местных помещиков, а также и горожан.

По болотниковскому наставлению мужчины убивались, а беззащитные женщины, особенно «барыни» и «барышни», принуждались выходить за самих грабителей замуж, предаваясь «позору».

Так поднялось «великое смятение», обстоятельно описанное в грамоте царя Василия Шуйского пермскому воеводе, князю Вяземскому, от 9-го декабря 1606 года, в которой прямо говорится, что воры, руководимые «воровскими головами» - Болотниковым, Пашковым и др., «и дворян, и детей боярских, и гостей, и торговых всяких посадских людей побивали, и жен и дочерей их на блуд имали»...

На местных помещиков это навело такой страх, что многие, побросав свои поместья, по словам той же грамоты, «разбежались», ушли в Москву...

Народные танцы. Яндекс фотоНародные танцы. Яндекс фотоТак что главный персонажа «Камаринской» - комаринец исторический.

Кличка Камаринский долгое время обитателями волости носилась с гордостью: песенный забулдыга, враг приличий, «вор-мужик», озорник, которому все «трын-трава».

К слову, все камаринцы 16 -17 веков , «мужики-севрюки» — страшные озорники. Москва честила их «ворами» как за разбойничество, так и за «радение» ворам-самозванцам, за мятежи и крамолы.

Да и сам песенный мужик враждует с помещичьей властью, не хочет «своей барыне служить».

Сам камаринец считает, что лучшей родины, чем Камаринщина, для него невозможно подыскать.

 

По материалам:
http://diderix.petergen.com/lub-song.htm С.В.Кочевых,  Т. А. Мартемьянов, 2008-2010
https://polzam.ru/index.php/istorii/item/1037-kak-poyavilas-na-svet-kamarinskaya-uvertyura-glinki

"Хороший гусь Гаша" - книга в подарок бабушке и внукам

27 историй о природе и птицах родного края

Книга "Хороший гусь Гаша" Автор: Мария Чулова ориентированы на аудиторию взрослых и детей 6+

Кулики и корольки, дятлы и совы, аисты, камышницы, лысухи и чомги - вот главные герои добрых наблюдений старых и малых людей, в которых сам человек остается "за кадром". Наиболее "разговорчивые" дятлы и корольки в лесу, тихие - птичья нянька, пеночка и зяблики - днём а домовые сычи, жители окрестных полей, - ночью. Заметки о воронах - самые короткие. Истории из жизни белоголового сипа и охоты домашней кошки на зайца - самые "взрослые". Как встать на крыло вслед за птицами, дикими и домашними, заворожившись их полётом?

144 стр, 86 илл, тверд.обложка, 200х260

ISBN: 978-5-4465-2987-2  gus.gasha
ЗАКАЗАТЬ ЭКЗЕМПЛЯР КНИГИ У АВТОРА: vk.com/maria.chulova

 

Опубликовать в социальных сетях