Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Сколько аистов ждать по весне?

Опубликовано 09.12.2020

Белые аисты. Фото: Екатерина Федотова, 2018Белые аисты. Фото: Екатерина Федотова, 2018

Тра-та-та-тата! Четыре утра — просыпаться пора! Тень летает по окну за шторой — так на мгновения перекрываются лучи солнца взмахами крыльев.

Каждый день птицы сообщают о своем неизменном плане: утром следует лететь на болото кормиться, днем отдыхать «на базе», а вечером гулять возле прохладной реки или на заливном луге возле опушки. На двор птицы возвращались ближе к полудню: они заглядывали  через открытую дверь в крайнюю на селе хату и бродили по двору вместе с курами и петухом, ожидая угощения от людей.

 

> слушать онлайн <> смотреть видео <

 

Прошлой осенью рухнула старая ветла за оврагом с многолетним гнездом аистов. Сельчане пытались сохранить громаднейшее гнездо, где аисты выращивали свое потомство два десятка лет подряд. Они с трудом вытащили из-под дерева каркас, с помощью трактора развернули и передвинули в сторону, а после водрузили на помост. Однако пришедшие из леса лоси разнесли многолетнюю постройку пернатых за пару дней. Целую неделю копытные приходили лакомиться забродившими яблоками, после чего буянили, испытывая ближайшие заборы и колодец на прочность. Увы, но от грандиозной постройки пернатых остались одни ветки.

И по весне вернувшиеся птицы долго кружили над селом в поисках своей точки опоры. Более опытные полетели осваивать и обживать новые участки, а молодым остались знакомые участки из «прошлой» общей жизни. Так молодая пара выбрала новое место в десятке метров от своего родового гнезда, у дома деда Васи.

Поначалу аисты приступили к бурном строительству на столбе возле калитки. Вниз, на двор летели ветки одна за другой. Каждый раз, когда гнездо было близко к завершению, оно обрушивалось на землю. Но  аисты начинали заново собирать гнездо из опавших веток. Старики не выдержали и, взяв стремянку, ночью приварили пару прутьев в основании постройки, закрепили днище и положили на него первые ветки. После удачного «вмешательства» людей птицы успешно завершили начатое ими строительство и загнездились.

Каждый день аисты выстукивали жителям села рассвет. Птицы отбивали полдень и сообщали о завершении всех дел вечером. Некоторое время аисты толкались в гнезде —  места для двоих было мало: пока одна птица сидела, другая стояла, а после караул менялся. Но так продолжалось лишь до тех пор, пока из ветвей не раздался писк, и в просвете веток не появилась взъерошенная голова малыша. Так закончились игры птиц, и началась их серьёзная работа по обеспечению того, кто был слабее их и неопытнее.

Один из аистов постоянно летал на реку и обратно, приносил что-то из еды. Увы, но холодная ночь посреди теплого лета разрушила семейную идиллию аистов: их единственный птенец замерз… После часовых разбирательств он был выкинут из гнезда на землю. Дед Вася предположил, что молодая птица задремала на гнезде, как бывает у неопытных родителей.

 

Белые Белые

 

Аисты совершенно перестали разговаривать друг с другом. Умолк их перестук. Сократились полёты от дома на реку и обратно. Птицы долго голодали сами. Первые сутки аисты даже не присаживались на гнездо. Они стояли на соседних столбах, в десяти метрах друг от друга, отвернувшись даже взглядами. Похоже, аисты обвиняли другу друга за то, что недоглядели.

Ульяна, внучка деда Васи, не выдержала тоски аистов и самостоятельно закопала тело аистенка в яму за сараем. Её не надо ни о чем было просить, она сама решила: ведь чем меньше все видят кроху, тем меньше его обсуждают. Несколько дней девочка вслух разговаривала с каждой из птиц по отдельности. Она рассказывала им о своих делах: о том, что нужно помочь деду на огороде, как снова подрались куры, как младшая сестра уронила бидон с молоком, когда они ехали на велосипеде, и оставила всех без вкусной утренней каши и блинчиков на обед. И прочее, прочее… Со стороны казалось, что Ульяна разговаривает сама с собой, но пара аистов слушала её внимательно: они поворачивали голову вслед за своей юной подругой.

Первым не выдержал и пошел на мировую самец. Слетев во двор, он стал ходить вслед за детьми, словно это избавляло от собственных переживаний. Он то отпрыгивал от мяча, то наблюдал внимательно за качелями, а то заглядывал в плятухи с картохой или сеном. У порога дома останавливался в нерешительности: когда Ульяна с младшей сестрой Соней исчезали в доме, аист терпеливо выхаживал вместе с курами от подвала к яблоням и обратно, поджидая, когда его девочки вернутся в компанию. Детей птица не боялась даже тогда, когда те бегали за ней вприпрыжку, размахивали руками и кричали: «Привет-привет, наш аист!».

Наконец вниз слетела и самка, но держалась на некотором расстоянии от смешанной группы: она бродила по огороду, где собирала лягушек и червяков.

По очереди птицы улетели на болото, откуда долго не появлялись. Гнездо пустовало. Тихо было по утрам. И целую неделю аисты не подлетали к дому. Девочки грустили, поглядывая в небо. Во время наступивших затяжных дождей птицы вернулись: перестали бродяжничать где-то в неизвестности.

В подарок Ульяне самец принес блестящую змейку, придушенную им заранее. Он положил ее на крыльцо, но дед Вася тут же смахнул: нечего мусорить! И так приходится каждый день мусор за ласточками убирать. Те, хоть и весело тренькают из-под карниза окна, да все вокруг пачкают.

Трата-та-тата! та! та! — снова застучали птицы по утрам. В утренней хмари и тумане ритмичный стук, общение птиц звучало мистически.  Терпеть пришлось недолго: через месяц птицы навсегда отлетать в тёплые краяа.

Заканчивались последние дни школьных каникул у Ульяны и Сони. В воздухе повис вопрос скорых сборов и отъезда в город.  «Их» аисты повсюду ходили следом. По возвращении девочек с рыбалки выпрашивали у них мелкую рыбёшку на угощение. К концу августа птицы стали увеличивать дистанцию, словно меняя статус «домашних» аистов на чужаков, чтобы постепенно отвыкать от детей и людей. Аисты подолгу сидели на столбах, повернувшись спиной к родному дому и своему гнезду.

Три аистенка в гнезде. Фото: Екатерина Федотова, 2018Три аистенка в гнезде. Фото: Екатерина Федотова, 2018

 

Через неделю стояния на столбах в село подтянулись аисты из окрестных деревень, заняли все остальные свободные опоры. Так, если вечером случалось отъехать дома, то, посмотрев по сторонам, можно было увидеть аистов, стоящих на каждом столбе!

— Раз-два-три-тридцать три! Сто три! Двести! — неутомимо пересчитала Ульяна всех птиц, начиная отчёт, конечно же, «со своих»...

— На юг собираются аисты, — пробормотал дед Вася. — Поди посчитай, сколько аистов нам ждать  здесь следующей весной, — попросил он свою внучку.

А Ульяна тут же, не задумываясь, ответила: «Одного!». И пояснила:

— Деда, как только прилетит первый аист и будет ходить по сугробам белого снега по знакомым участкам, так и начнется весна. А когда прилетит стая, то установится уже тепло, ночью заморозков больше не будет. - Сама ли она об этом узнала, птицы ли подсказали... или... бабушка? Но… не согласиться было невозможно.

Интересно, что в общем недельном сборе наравне с белыми аистами приняла участие и семья черных аистов, которых в народе прозывают лесными отшельниками (за то, что те всё лето держатся вдали от селений, но при этом бродят по тем же лугам, собирают тех же мышек в полях, лягушек да ужей из канав, червяков и головастиков из луж  также, как делают остальные птицы, помогая сохранять урожай зерновых).

Птицы начинали традиционный вечерний перестук, словно артисты на сцене исполняли испанский танец фламенко. Сначала поднимал и запрокидывал голову крайний аист. Вытягивая шею и усиливая резонанс звука, он выщёлкивал мелодию «Из тепла этих мест да на юг, юг, юг». А его ритм тут же подхватывал другой взрослый аист: «Вернёмся сюда — вернёмся в эти края, и я, и я, будем рядом всегда». Этой паре аистов вторил десяток молодых хористов, который сообщал, что «Лето прошло хо-ро-шо, что, то-то-то».

Все вместе  птицы прощались с теми, кого успели полюбить: с близкими соседями-людьми, что приходили на помощь пернатым, разделяли с ними дни их жизни да с неподдельным интересом слушали их выступления... Можно сказать, что именно они были «голосами» аистов, рассказывая другим двуногим о своей любви и дружбе с птицами, их общей привязанности, происшествиях, а также об одиночестве и взаимовыручке.

У аистов могут издавать звуки лишь молодые птицы: птенцы шипят,  выпрашивая еду у своих родителей, что те приносят им под клювом в мешке. А взрослые птицы  только стучат да перестукиваются. Зато делают это так задорно и ритмично, что, в отличие от барабанной дроби дятлов, это совершенно не раздражает, а скорее напоминает азбуку Морзе. Вот кажется: прислушайся к стукам — и сердцем поймешь их перевод!

Как же жаль, что приходится покидать родные места,  уезжать в город! Но ведь сюда мы непременно вернёмся! И совсем не важно, что где-то есть «края иные», что «в мире есть иная красота», когда ты любишь поля родные, что снятся по окончанию зимы.

 

 

Текст: Мария Чулова

Фото: Екатерина Федотова

09.10.2018 - 08/2020

Книга "Хороший гусь Гаша"

27 историй о природе и птицах родного края,

ориентирована на аудиторию детей и взрослых, 6+.

Заметки о воронах - самые короткие. Истории из жизни белоголового сипа и охоты домашней кошки на зайца - самые "взрослые". Кулики и корольки, дятлы и совы, аисты, камышницы, лысухи и чомги - вот главные герои добрых наблюдений малых и старых людей, в которых сам человек остается "за кадром". Наиболее "разговорчивые" дятлы и корольки в лесу, тихие - птичья нянька, пеночка, днём и домовые сычи, жители окрестных полей, ночью. Как встать на крыло вслед за птицами, дикими и домашними, заворожившись их полётом?

Читать полностью »

ЗАКАЗАТЬ ЭКЗЕМПЛЯР КНИГИ У АВТОРА:
vk.com/webmushka_ru

IGTV - инстаграм ютьюб канал - телеграм

Опубликовать в социальных сетях