ВебМУшка.ruwww.webmushka.ru

Брянский лес

- сбор материалов - Мария Чулова

Сказки и были Брянского леса

Брянский лес как исток творчества

Музыка Брянского леса

 

Телегами из брянских лесов вывозились муравьиные яйца в Москву

Столичных соловьев баснями не кормят! Телегами вывозились из брянских лесов муравьиные яйца в Москву. Эта транспортировка была недешевой, потому что нанималась подвода и крестьянину выплачивались харчевые. Зачем везти муравьиные яйца из Брянска в Москву? Муравьиные яйца перевозились для того, чтобы кормить соловьев в домах! А коль соловьи — предмет роскоши, тогда понятно, почему дворянин не считался с затратами, везя им корм. То ли московские муравьиные яйца не подходили по вкусу певчим птицам, то ли закончились вокруг столицы, но сам факт этой покупки вполне укладывается в логику избыточно роскошного потребления.

Как Михаил Романов охотился на медведей в Брянском лесу

На Крещенье 8 числа Его высочество вместе с графом Воронцовым-Дашковым и графом Олсуфьевым поехали в простых санках на охоту на медведя и часа через три вернулись.  Охота была удачная, так как оказались убитыми два медведя. Одного убил великий князь, а другого граф Олсуфьев.  После охоты, осмотрев подробно лесопильный завод, отправились в деревню Олтухово, где в доме, занимаемом местным лесничим, был устроен завтрак, к которому были приглашены и представители Трубчевского уезда. На следующий день, 9-го числа, великий князь в сопровождении графа Воронцова-Дашкова и графа Олсуфьева отправились опять на медвежью охоту и вернулись около 5 ч. вечера. Охота вновь была удачная, так как великий князь убил медведицу, а двое медвежат были привезены в Брасово.

Послесловие: охота на медведя в берлоге в наши дни запрещена во многих регионах, т.к. зимой  животное находится в спячке и его добыча не делает чести охотнику.

Удивительная охота на медведей в России - под Брянском

В книге Михаила Задорнова "Записки усталого романтика" читателя позабавит байка про медведя. Бывший русский дворянин, который уехал из России сразу после революции, часто рассказывал своему сыну, родившемуся уже в Америке, что самая удивительная охота на медведей – под Брянском. Сын пошел в отца – стал заядлым охотником. Не раз просил отца подробнее рассказать, чем же так удивительна охота на медведей под Брянском, что он так часто о ней вспоминает.

– Когда-нибудь времена изменятся, – отнекивался отец. – Сам поедешь, поохотишься и поймешь.

Наступила перестройка. Времена изменились. Отца уже не было в живых. Богатый сын решил осуществить свою мечту – узнать наконец, чем же удивительна охота на медведей под Брянском.

Связался с Брянском. Предложил заплатить валютой, за идею тут же ухватился ловкий кооператив. Конечно, было одно «но»! Под Брянском последнего медведя видели во время гражданской войны. Однако терять валюту было жалко. Везти медведя из дальневосточной тайги – дорого и долго.

Американец уже выехал в Союз. Обратились в цирк соседнего города. Действительно, в цирке был один старый медведь, которого давно не занимали в программах. Сначала руководство цирка не хотело его отдавать. Все-таки родное для них животное. Но кооперативщики сказали, что просят его для фотоателье, обещали хорошо ухаживать, предложили небывалые деньги. И руководство выдало им медведя.  Везти старика-медведя в брянские леса решили на товарном поезде. От радости и в предвкушении валюты кооператоры в поезде напились. Операция была назначена на завтра.

Миллионер утром должен был отправиться на охоту в родительские леса. Видать, умное животное благодаря многолетнему опыту работы с людьми почувствовало что-то неладное и недоброе. И как только подвыпившие «конвойные» заснули, сбежало из поезда через плохо закрытую дверь клетки. Утром медведь вышел на проселочную дорогу. В это время по ней на велосипеде мирно ехал местный почтальон. Когда почтальон впервые в жизни увидел в родном лесу медведя, он сиганул с велосипеда и убежал в лес. Велосипед остался на дороге. Но! Медведь-то был цирковым! Он давно не работал на арене. Соскучился. Поэтому, недолго думая, сел на велосипед и, радостный, покатил навстречу восходу.

Как раз в это время из леса на проселочную дорогу с ружьем вышел американский миллионер. Увидев медведя на велосипеде, охотник остолбенел, но так как медведь двигался на него, с испугу вскинул ружье. Медведь понял это как знак к цирковому трюку и встал на руле на передние лапы. В этот-то момент заядлый охотник и впрямь понял, что отец был прав – действительно, самая удивительная охота на медведей в России под Брянском!

 

Сотня медведей поселилась в Суземке

Около ста фигурок медведей в музей передал земляк, писатель Николай Иванов. Собирать фигурки Николай Федорович начал, по собственному признанию, «от злости и недоумения». "Однажды в сувенирной лавке отметил, что на полках стоит сплошная Африка: обезьяны, крокодилы, бегемоты, жирафы… — возмущался коллекционер. — Где средняя полоса России? Почему обезьянничаем в прямом и переносном смысле этого слова? Увидев первой фигурку медведя, тут же купил..."

Заповедник "Брянский лес" создан усилиями писателей Николая Грибачёва и Георгия Метельского в 1987 году

Впервые о необходимости создания в трубчевско-суземских лесах государственного заповедника заявлено было в 1959 году в заметке «В защиту Брянского леса»: он «…может стать выдающимся в стране естественным памятником природы… Брянский лес — бесподобная, неповторимая водоохранная зона… Пора подумать о том, как сохранить для народа нашего этот величественный лес». Но только после 30-ти пути 14 июля 1987 года, Совет Министров РСФСР принял постановление: «Создать государственный заповедник «Брянский лес» Главохоты РСФСР в Брянской области общей площадью 11778 гектаров…» и государственный заповедник «Брянский лес» был создан!

Заповедник "Брянский лес" возле села Княгино

Княгинино стоит в 7 верстах от города Севск. В 3 верстах на север село Чемлыж. Село перерезает большая дорога, идущая из Севска на Трубчевск. Почва черноземная за небольшими исключениями. В былые времена с трех сторон эту местность окружали леса, а с четвертой степь. Леса эти тянулись до Чемлыжа. Леса тянулись до Севска. На территории имеется особо охраняемые природные территории «Зеленинский лес» площадью и «Стрелецкая дубрава».

Много помнит Брянский лес, земли которого принадлежали в разные времена и Речи Посполитой и Великому Княжеству Литовскому и князьям Древней Руси. Не раз через него пролегал путь вражеских армий, гремели бои, слышались крики умирающих солдат. Помнит он и советских партизан, героя Великой Отечественной войны Ковпака, который руководил самым крупным соединением партизан, о подвигах которых ходили легенды. Именно с Брянских лесов начался знаменитый партизанский рейд по тылам врага, завершившийся уничтожением нефтяных вышек Румынии и нарушением железнодорожного снабжения немецко-фашистских войск. 

Небывалый лес

А вы знали, что место, где сейчас заповедник "Брянский лес", называли Небывалым лесом? Так он значится в документах и лесных чертежах конца XVIII - начала XIX веков. Причина этого кроется в ещё более позднем плане генерального межевания. Там он обозначен как "Лес казенный в дачах Небывалый", т. е. "никогда не бывавший в частном присвоении". Позднее это наименование просто сократилось - до Небывалого леса.

В одном из самых глухих уголков юга Брянской области, в десятке километров от границы с Украиной, рядом с заповедником «Брянский лес» затерялась деревенька в 15 жителей – Чухраи. Она расположена на невысоком, но длинном песчаном холме среди болотистой поймы реки Неруссы. Перед войной в Чухраях был свой колхоз «Наш путь». Молодежь работала на лесозаготовках. В соседнюю, за семь километров, деревню Смелиж прежде вела отличная дорога, по которой лошадьми и волами вывозили лес, через Липницкие и Рудницкие болота, сейчас непроезжие, но раньше по ним были настелены бревенчатые гати.

На квартальном столбе должны быть 4 цифры с номерами соседних кварталов. Угол между двумя меньшими показывает на север.

На квартальном столбе должны быть 4 цифры с номерами соседних кварталов. Угол между двумя меньшими показывает на север.Прежде чем срубать сосну или ель, ее "подсекали", чтобы собрать смолу. Скипидар, канифоль и другие продукты из смолы используют в лакокрасочном производстве, производстве резины, мыла, в медицине. Прежде чем срубать сосну или ель, ее "подсекали", чтобы собрать смолу. Скипидар, канифоль и другие продукты из смолы используют в лакокрасочном производстве, производстве резины, мыла, в медицине.

Заповедник находится в зоне широкой лесной полосы - Неруссо-Деснянского полесья - сформированной еще ледниками. Эти земли долгое время были дикими и малодоступными, входили в состав засечных лесов - уникального русского способа защиты своих рубежей. В отличие от китайцев у нас не было нужды создавать бесконечные каменные стены. Для защиты от степняков мы использовали естественные экосистемы. Такие леса берегли указами на всякий случай до 17 века.

На квартальном столбе должны быть 4 цифры с номерами соседних кварталов. Угол между двумя меньшими показывает на север. Угол между двумя меньшими показывает на север. Тригопункт - геодезический знак, чьи координаты определены с большой точностью. Самая высокая точка заповедника "Брянский лес" (189,4 м). И нет ничего точнее старых карт, где масса людей выверяла подобные точки и переходы рельефа. 

Проезд понтонного моста 23.07.19 Сергей Белый

Топонимика Чухраев

Чухрай (чухраи) образовано от "глушь" (глухой, нежилой, заброшенный лес, чухлый, чахлый

В документах 1781 года упоминается, что Красная Слобода со Смелижом, Будой Чернью и деревней Чухраевкой принадлежали графу Петру Борисовичу Шереметеву, коему крестьяне платили оброк по два рубля в год.Маленькая деревенька Чухраи совсем затерялась в брянском лесу. Во все времена она была немноголюдной - всего около пяти дворов, отрезанных от внешнего мира, из которого люди почти ничего не получали.Чухраи расположены на невысоком песчаном холме среди болотистой поймы реки Неруссы. Ближайший магазин в Смелиже, куда и прежде путь лежал через непроезжие Липницкие болота. Колхоз «Наш путь» в Чухрая был только до войны, а молодежь работала на лесозаготовках. В деревню Смелиж была хорошая дорога для лошадей, куда волоком вывозили лес, за 7 км, через Рудницкие болота, по которым настлана бревенчатая гать. Но теперича и эту деревню, как и другие в Суземском районе, быстро обратно себе захватывает лесная чащоба.

Таким образом, можно сказать, что заповедник стоит в самом чахлом месте брянского леса, в самой глуши (куда поэтому и садились самолеты на партизанский аэродром в военное время 1941-43 гг, чтобы противник их не смог обнаружить). А туристы выходят на природу как бы с "черного входа", поскольку парадный, "белый" вход - в другом месте, - скорее всего, что отмечают непосредственно все прибывающие в эти края, - возле слияния Неруссы с рекой Сев, воды которой чисты и прозрачны, чьи берега живописны, без корчей и завалов, коими славится быстротекущая, мутная река Нерусса, с ее болотистыми старицами да непроходимыми, заросшими берегами, которые в большинстве случаев только возможно фотографировать как с высоты (квадрокоптером), не с земли. Или, возможен другой вариант, - возле ж/д платформы 480 км и ж/д моста, откуда стартуют водники на сплавы и куда приходят рыбаки.

На Брянщине и такое бывает. Краеведческий Музей стоит на центральной площади Партизан города Брянск задом-наперед, к туристам так сказать не-передом.. Хотя эта неприглядная градостроительная легенда подтверждена далеко не всеми архитекторами. Те, кто ее отрицают, сообщают, что все строительство воплощено согласно проекту автора (архитектора А.А. Зеленова), а за основу был взят образ Долговре́менной огневой точки (ДОТ), что должно завершить образ площади и подчеркнуть ее значимость. Однако в народе прижилась другая версия, такая, что и реклама, пиар здесь через идут через другое направление.

Так и с наименованием деревни Чухраи, иногда подменяющей собой большой понятие всего областного брянского леса. По официальной версии "чухрать" - совершать что-то чрезвычайно дельное. Да только жители соседних сел никогда не были с этим согласны, считая Чухраи - глухоманью, с жизнью чахлой, без поддержки извне негодной. Что уж поделать с этими деревенскими, кои упорно не придерживаются официальной версии и продолжают поддерживать народное словотворение да его прямое значение от своих дедов и прадедов, а не позже изданных словарей да международных релизов.  Заповедник "Брянский лес" - это неподвижные муляжи животных на фоне заболоченных деревьев.

От соснового леса в сторону Добруни остались лишь небольшие фрагменты, он зарос кустарником, и, кроме того, в нем проводились антикороедные вырубки. Лес за рекой Сев недоступен: к нему нет переправы, отсутствует мосту у Широкого.

 
 

Брянский лес как исток творчества

 Паустовский, Тютчев, певец Баян и иеромонах Роман

Даниил Андреев. Брянский лес, уезд Трубческий и Суземская земля в песнях исполнителей нынешнего дня

Тудыть твою в болото! Или как раньше посылали россияне.

Зато древние греки и римляне настолько удивлялись способности русских "исчезать", что оставили у себя записи о "болотных людях" в дебрях. Надо сказать, что жители сел Невдольск, Добрунь, Негино и подобных сел Брянщины и Смоленщины "в сторону Европы" отличались мирным характером: войн избегали. Местные жители прятались, а вместо воинского оружия брали трубочки тростника и уходили под воду! Отсидевшись в болотах, как водолазы в пучинах, сельчане возвращались к прежней жизни. А со временем такую тактику уклонения от прямого боя высоко оценили в Турции и позднее нередко прибегали к подобного рода хитрости.  

Сказки Брянского леса

Дашин гусенок, Ласточки, Лунь, Таинственный пешеход. /Владимир Соколов/

Заяц Коська и Родничок. Рыжие листья. / Николай Грибачёв /

В книгу вошли сказочные истории, рассказанные старым и мудрым Лосем о Брянском лесе. Герои его рассказов - лиса Лариска, бобёр Борька, енот Ероха, белка Ленка, сом Самсон, крот Прокоп, ёж Кирюха и многие другие обитатели лесов и рек.

Музей «Брянский лес» был основан в г.Брянске 1 января 1983 года, но сгорел 7 марта 2009 из-за поджога и восстановлен не был.

Был гордостью Брянска и первым в  России музеем, посвященным лесу. Это было удивительное место! Он был расположен на месте бывшего Летнего театра в Парке-музее им. А.К. Толстого в деревянном здании-тереме размером 40х12 метров, в стиле современного деревянного зодчества, украшенном резьбой по дереву и деревянными скульптурами. Только представьте: вход в терем стерегут два огромных деревянных медведя, но они знают, что идут друзья леса, и даже головы не поднимут, проходите спокойно, -добро пожаловать! А за порогом и вовсе приветливо встречает входящего пение птиц, живущих в наших лесах. Всего можно было послушать около 20 птичьих голосов,- именно так начиналось знакомство с удивительным миром.

В  музее имелось три зала: центральный, научно-информационный и диорамный. В первом были расположены чучела птиц, фотовыставки,   две гипсовые карты-схемы животного мира. В научно-информационном зале весело четыре больших живописных полотна, написанных маслом. Здесь же посетитель полистать Красную книгу региона, узнать о роли брянского леса в годы Великой Отечественной Войны, о строительстве Дебрянска и петровских судов.  Диорамный зал впечатлял больше других: здесь и чучела зверей, и спецэффекты, и музыка. Диорам было четыре — по временам года. Электроника и динамики создавали имитацию грозы, рассвета, снегопада и других природных явлений. И все это сопровождалось литературно-музыкальной композицией по мотивам сказки Самуила Маршака «12 месяцев».

7 марта 2009 года часы показали  22:46. Именно в этот момент МЧС получило сигнал о пожарной тревоге в парке Толстого.  Практически все имущество было уничтожено. В результате расследования выявили, что данное возгорание было спровоцировано поджогом. Спасти музей «Брянский лес» не удалось, здание восстановлению не подлежало.  В апреле 2009 года останки здания были полностью снесены - город Брянск остался без музея о своих знаменитых на весь мир брянских лесах.

 Парк-музей скульптур из деревьев в г.Брянске

Парк-музей имени А. К. Толстого — один из старейших парков города Брянска. Небольшой по площади в 2,9 га, он расположен в историческом центре города и носит имя известного русского писателя и драматурга Алексея Константиновича Толстого.
Однако прежде территория, ныне занимаемая парком, вошла в городскую черту в XVIII веке и первоначально была отведена под городское кладбище.

Когда-то это место называлось Щепной площадью:  здесь торговали главным кровельным материалом - щепой. В 1867 году площадь переименовали в Ярмарочную. В 1709 году Петр Первый устроил здесь смотр войск Брянского гарнизона и разбил военный походный лагерь Преображенского полка, для которого возвели часовню. В 1791 году был вынесен указ о запрете захоронений прихожан у церкви. После этого часть площади отвели специально под кладбище. Церковь закрыли в 1927 году церковь, само здание сначала использовали под морг, потом как конюшню, позже  как спортзал. Рядом началось возведение городского парка и стадиона. Волна протеста широко освещалась в газетах, но власти свои планы не изменили: в 1933-1934 годах территорию освободили от надгробий и могил и начали благоустройство. Весной 1936 года центральный городской парк был открыт.

Когда деревья в парке стали засыхать, Валентин Динабургский нашел гениальное решение – пустить в ход не пилу и топор, а резцы и стамески, чтобы создать деревянные скульптуры на корню. «Старик-сказочник» – стал первой скульптурой, а сама история городского парка ведет своих гостей от Десняночки и Князя Брянского к трио "Прощание".

История парка лишь обрастала мистическими легендами и слухами.  Говорят, что побывавший здесь известный медиум Вольф Мессинг, отмечал особую энергетику места. В 1982 году парк-музей имени Толстого внесли в монографию «Парки мира», где описывается более 400 самых необычных памятников со всех уголков планеты. В 2005 году был восстановлен городской приход: в храме Рождества Пресвятой Богородицы была совершена первая Божественная литургия.
 
Было кладбище - стал парк. Насколько эта история уникальна? Такое было и в Брянске, и в Москве. Так, на известном всем Кутузовском проспекте, недалеко от дома, где жил генсек и где сейчас открыт пешеходный мост Багратион к высоткам СИТИ, располагалось еврейское кладбище. При его раскопках дети играли в футбол черепом художника Иска Левитана. Изменилась ли со временем энергетика этого места? Из новостей сми периодически можно узнать про аварии возле этого места - на, казалось бы, совершенно безопасной, скоростной, и, чаще всего, правительственной магистрали (что ведет к Белому дому и Кремлю со стороны известной загородной Рублевки). Подобные места в народе по-прежнему называют долинами смерти.
 
Наши соседи в  Скандинавии решают подобные вопросы иначе: так, если город вынужденно расширяется, а прежнее захоронение мешает, то старые могилы не раскапывают. Например, в Копенгагене (Дании) узкая центральная улочка проходит между могил. Все вокруг ухожено, аккуратно и цивилизованно, что сначала вызывает недоумение: зачем ходить живым между прахом ушедших людей? Но затем вызывает уважение. Впрочем, скандинавы - народ особенный. Уважение к жизни у них прививается с детства. Например, детей водят на экскурсии в морг, показывая трупы незнакомых людей, - так на примерах (а не в учебниках) показывают, как выглядел человек, ставший пьяницей или кем-то еще хуже, и тем самым скандинавы сокращают тягу к запретным, сильнодействующим веществам, а также сокращают количество суицидов, учат дорожить жизнью. Кроме того, считается, что подобным "знакомством" с чужими событиями, они оберегают психику ребенка, который, столкнувшись вблизи, окажется более собранным. Впрочем, уважать стоит и живых, и ушедших, будь они большими начальниками или рядовыми!

Сказки Брянского леса

Лунь. Ласка. Яндекс фото

Сказки — один из самых популярных в брянском Подесенье жанров устной традиционной культуры.

Книга интригует своим названием, но сказки о лесных обитателях - это, как правило, наблюдения авторов за природой Брянщины и её лесными обитателями.

Сказка эта  - Брянский лес,
Полный сказок и чудес.
Сказка-ложь, да в ней намек,
Добрым молодцам урок.

Ласточки / Владимир Соколов /

Две ласточки стремительно, чуть коснувшись его кепки, пронеслись мимо и с паническим писком взмыли ввысь. Прислушавшись, Плахов уловил тихое щебетание, доносившиеся из-под тента над штурвалом, и все понял. Вот так оказия!.. 

— У-у-у, дуры,— покосившись вверх, где чертили небо касатки, пробурчал он,— слепили бы себе под стрехой, а то ведь сами виноваты. 

Ласточки выследили комбайн и в минуты стоянки подлетали к малышам. Потом, осмелев, они проскакивали туда даже во время работы и настолько привыкли к людям, что чуть не садились к ним па картузы. К началу августа птенцы выросли и покинули гнездо, но и после этого семья ласточек ещё несколько дней летала возле комбайна, а па ночь усаживалась рядком на тенте.

> слушать онлайн <

Дарьин гусенок / Владимир Соколов /

В самый теплый час полдня, когда птицы покинули гнездо, чтобы покормиться, Дарья забралась на крышу положила гусиное яйцо в гнездо к аистам. А недели через три, на зорьке, выбравшись доить корову, услышала тихий писк па крыше. Глянули и диву далась: гусенок из гнезда вылез, ковыляет по крыше, еду себе ищет, видно проголодался.

Разволновались взрослые аисты, не поймут, почему все птенцы, как подобает, сидят в гнезде, рты разевают, пищу просят, а этот бродит по крыше... Чудной какой-то. Ходит отец-аист вокруг, то с одной стороны положит лягушонка, то с другой, возле самого носа. А гусенок не берет.

> слушать онлайн <

Как в гнезде аистов на липе между деревней Устарь и селом Негино гусята вывелись. /Иван Косенков, 1940/

 

Таинственный пешеход (щука) / Владимир Соколов /

У рыб есть свои речные дороги и тропы. Рыбы иду этими путями с необъяснимым упорством, преодолевая тысячи препятствий, рискуя жизнью, а нередко и погибая.  Особенно многочисленны передвижения рыб весной, во время нереста и осенью, когда рыбы ищут себе пристанище на зиму. По речным дорогам щуки весною делают переплывы па десятки и сотни километров. Но вот что мне довелось увидеть в июле. Однажды шел я по живописным добруньским(!) лугам..

Рано утром цветистое разнотравье купалось в заревой росе. Иду по серебристому лугу, а позади остается темный след от моих сапог. А это что такое? От берега, пересыхающего тянется темная полоска в сторону речной заводи. Кто же это путешествует?

> слушать онлайн <

Лунь / Владимир Соколов /

Голодная ласка бросилась с берега на молодую утку, которая быстро вырвалась па середину озера. Зверьку ничего не стоило перекусить птичье горло, что он и собирался сделать, но на утку в этот момент напал лунь.

А кругом было тихо и мирно. В голубой выси плавали два аиста, «будь-побудь» — кричали перепела, стрелой проносились над озером изумрудные зимородки. Ничего особенного не случилось. Это всего-навсего маленькое происшествие на берегу озера в брянских лесах с поэтическим названием «Золотые кольца».

> слушать онлайн < 

 

Сказки Брянского леса

 Владимир Константинович СоколовСколов Владимир, Сказки Брянского леса
 (1910, с. Воскресенское Смоленской области - 1986, Брянск), прозаик, член Союза писателей СССР.

Сколов Владимир, Сказки Брянского леса15  лет (с 1968 года) был ответственным секретарем Брянской областной писательской организации. Окончил  Московский  институт  истории, философии и литературы. Во время Великой Отечественной войны находился в оперативной группе Орловского обкома партии и штаба партизанского движения, вел работу по организации партизанского движения. Имел боевые награды. Многие годы В.К. Соколов был заместителем председателя президиума областного совета Всероссийского общества охраны природы, являлся участником Всесоюзных выставок, награжден двумя золотыми медалями ВДНХ. Он считал, что охрана вод (в частности реки Десны), растительного и животного мира - одна из самых важных социальных проблем нашего времени. 

Первая книга В.К. Соколова - документальная повесть «Край партизанский» (1959). Историческая тематика стала главной в его творчестве. В.К. Соколовым написано много произведений об истории нашего края, о партизанском движении на Брянщине, о природе Придесенья. Наибольший успех выпал на долю его исторического произведения «Атаман Брянского леса». События в романе происходят в эпоху Петра 1. В другом историческом романе «Емельян Чернодыр» рассказывается о восстании крестьян Комарицкой волости в конце XVIII века.  Партизанскому движению в нашем крае посвящен роман-дилогия «Война без выстрелов» и «Семья неустрашимых». Это документально-художественные произведения о подпольной борьбе советских людей в Дубровском, Рогнединском, Клетнянском и Жуковском районах. Названия книг В.К. Соколова свидетельствуют о его верности исторической теме: «Брянская старина», «Партизанские зори», «Партизанские годы и судьбы», «Сердце помнит», «Партизанские были» и др.

Домашние гуси возле здания школы села Невдольск

Домашние гуси возле здания школы села Невдольск

Сказки Брянского леса. Владимир Соколов

Рассказы и новеллы о неповторимой брянской природе, о реках и озерах на Брянщине, о лесах, лугах и о людях, которым природа дорога, как родной дом.

С большой симпатией изображены люди, творящие добро, приходящие на помощь зверям и птицам, родной земле.  

Название книги выражает отношение писателя к природе Брянщины, ее сказочной красоте и тайнам, которые можно разгадывать всю жизнь.

скачать книгу, 1976 года выпуска

 

Заяц Коська и Родничок. Рыжие листья. / Николай Грибачёв /

В книгу "Сказки Брянского леса" Николая Грибачева вошли сказочные истории, рассказанные старым и мудрым Лосем. Герои его рассказов - лиса Лариска, бобёр Борька, енот Ероха, белка Ленка, сом Самсон, крот Прокоп, ёж Кирюха и многие другие обитатели лесов и рек. Главный герой всех рассказов - заяц Коська. Весёлый и озорной, искренний и наивный, сообразительный и безумно любопытный зайчонок, с которым постоянно происходят какие-то истории.

Лесные истории сказочника

«Большие это леса красивые, много в них озер и речек. И самая главная река – весёлая, быстрая и зелёная. По её берегу заяц Коська половину дня и всю ночь бежал, а ни начала, ни конца не видел. Зверей в Брянских лесах столько, что не пересчитать. Лось, который истории рассказывал, много-много лет на свете жил, старым уже стал. Подружился он с лесником, и тот ему на поляне стог сена поставил. Придёт Лось к стогу, пожуёт сенца, задумается да и вспомнит какую-нибудь историю то про зайца Коську, то про лису Лариску, то про ежа Кирюху… А если кто не поверит в эти истории, пусть в Брянские леса съездит и на всё своими глазами посмотрит».

Дети с удовольствием читают стихи, лесные сказочные истории и стихотворные сказки:  «Волшебные очки», «Заяц Коська-велосипедист», «А это мы!», «Кормушка», «Рыжий» и др. Это истории о зайце Коське и его друзьях, рассказанные старым Лосем в Брянских лесах. Весёлый и озорной, искренний и наивный, сообразительный и безумно любопытный зайчонок, с которым постоянно происходят какие-то истории. Заяц Коська, медведь Потап, лиса Лариска, - узнаваемые характерные персонажи, с которыми случаются разные приключения, о чьих похождениях  интересно читать с детьми. В 1974 году киностудией «Союзмультфильм» был выпущен 10-минутный мультфильм «Заяц Коська и родничок». Сегодня именно детские произведения писателя продолжают переиздаваться.

Почему у совы стучит и трещит в голове? Вызвала она врача - чёрного дятла, стала рассказывать о том, как она провела предыдущий день. И оказалось, что сова наслушалась баек комара-хвастуна, который, если верить его словам, и слона, и быка, и рыбака победил. Так сова испугалась комара, что со страху его проглотила. /«Комар-хвастун»/

 

СЕВСКие учителя словесности поэтов с мировой славой - А.С.Пушкина, Ю.М.Лермонтова и Ф.И.Тютчева

Имена великих поэтов Пушкина и Лермонтова знают как по всей России от малого до старого жителя страны, так и за рубежом. А кем были их учителя словесности? Учителями гениев были... преподаватели из города Севск, Брянской области, того самого города на окраине, близ границы с Украиной, что находится всего лишь в 25 км (или 23 вёрстах) от села Невдольск.  Именно в Севске сложилась первая на Брянщине и уникальная для России литературная школа, ведь её семинаристы в числе прочих наук изучали риторику и искусство стихосложения. В 1827 году семинарию окончательно перевели в Орёл, а её место заняло севское духовное училище.  Однако, несмотря на короткий срок своего существования, севская семинария оставила заметный след не только в церковной, но и в культурной жизни России.

 

Валентина Путилина (р. 1930) . Дашины письма.

Уроженка г.Севск публиковала свои первые рассказы ещё будучи школьницей в местной газете под псевдонимом В. Луч.  Путилина писала для детей и юношества. В 1983 году в издательстве «Детская литература» вышел ее сборник «Теплый хлеб». Также Путилина написала детскую сказочную повесть о бельчонке «Приключение Дук-ду», которая и сейчас пользуется популярностью у детей и их родителей.  Наиболее известны её книги – «Дашины письма», «Тёплый хлеб», «Дом с аистами».

Помимо книг для детей, Путилина известна также своими комментариями к трехтомному собранию сочинений Л. Ф. Воронковой — автору исторических романов (Путилина написала комментарии к первому тому «Волшебный берег: Повести и рассказы» и ко второму тому «Село Городище. Федя и Данилка. Алтайская повесть: Повести»), а также своей статьей «Л. Ф. Воронкова и ее книги». Кроме того, Валентина Васильевна перевела на русский язык пьесу Л. Ашкенази «Гость из ночи», написанную в жанре научной фантастики.

В посёлке Заячьи Дворики высоко на пригорке стоит дом. В нём живёт большая дружная семья. А рядом село Медвежьи Печи. Там крупный совхоз, который славится своим пчеловодческим хозяйством, большим совхозным садом, школой.

О том, как живут взрослые и ребята, какие события происходят в Заячьих Двориках и Медвежьих Печах, и рассказывается в повести. 

Уроженка г.Севск публиковала свои рассказы со школьной скамьи. Также известна своими комментариями к историческим романам.

"Дом с аистами"

Живут на старой груше аисты, растят своих аистят. А рядом, в доме на пригорке, живет большая семья и растут дети: близнецы Анюта с Гришей и их старший брат Кирилл. И еще один чужой мальчик – Тимоша.

Читать онлайн: https://litlife.club/books/315688/read

Про Дашиных друзей. / Валентина Путилина / исп. ВебМушка

«Дашины письма» — повесть о людях, беспокойных и любознательных, которые любят открывать мир и умеют видеть больше других. Чаще всего Даша рисовала весёлыми красками. Потому что жизнь у неё была радостная и интересная. И писала она о своих лучших друзьях — Василии и Олечке, о своём классе, первом «А», о любимой учительнице Екатерине Максимовне и, конечно, о маме.

 

 

 Парк-музей скульптур из деревьев в г.Брянске

Посещение Брянского городского парка культуры и отдыха (парк-музей имени А. К. Толстого) - это хороший повод вспомнить  почётного гражданина города Брянска и поэта Валентина Давыдовича Динабургского. Именно он, став директором парка в 1958 году, сделал его известным не только в СССР, но и за его пределами. https://www.youtube.com/watch?v=UGQdRt7HM1I

От Десняночки и Князя Брянского к трио Прощания в парке имени А.К.Толстого в Брянске

Ничто не заменит нам синюю даль,

И споров деревьев с ветрами,

И синий туман над рекой по утрам,

И небо, что вечно над нами.

 

Ничто не заменит нам шелеста трав,

Зеленые степи, да пашни.

В них наша радость и наша печаль,

сегодняшний день и вчерашний!

 

И завтра туда же нас всех позовёт,

Где запахи бродят лесные.

Природа и мы - то и значит народ,

Это и есть Россия. 

/ Валентин Динабурский/

 

 

арк скульптур из деревьев в Брянске

 

Живая душа дерева. Парк-музей имени Алексея Константиновича Толстого в городе Брянске.

Когда деревья стали засыхать, Валентин Динабургский нашел гениальное решение – пустить в ход не пилу и топор, а резцы и стамески.

Ничто не заменит нам синюю даль,

И споров деревьев с ветрами,

И синий туман над рекой по утрам,

И небо, что вечно над нами.

 

Ничто не заменит нам шелеста трав,

Зеленые степи, да пашни.

В них наша радость и наша печаль,

сегодняшний день и вчерашний!

 

И завтра туда же нас всех позовёт,

Где запахи бродят лесные.

Природа и мы - то и значит народ,

Это и есть Россия. 

/ Валентин Динабурский/

Скульптура «Лель»

Слышать и слушать - совсем не одно и то же. Можно слышать голос ветра, заплутавшего в густой кроне деревьев. Можно слышать, как барабанят дождинки по широкой листве клёнов. Можно слышать шелест позёмки, метущий вдоль аллеи, но понять, о чём поют деревья, ветер, снег, можно лишь настроившись на восприятие мелодий, коими полна окружающая нас природа.

Торопитесь, мгновенья редки,

те, что душу тревожат, лаская.

Слушайте же соло на еловой ветке,

это словно отзвуки «Ла Скала».

Слушайте басы дубовой рощи,

Потрясающие небо паруса.

У берёзок, ветряных и тощих

Звонкие, как иней, голоса...

Лель – это он встречает всех входящих в парк А.К.Толстого,  его неумолчная песня является как бы лейтмотивом всего деревянного ансамбля. Вы только прислушайтесь, о чем поет его флейта, и, если ваша душа открыта для поэзии, вы увидите то, чего не увидишь просто глазами. Слушайте, слушайте тишину. В ней тысячи оттенков!

Радуюсь облакам,

Земле несущим влагу.

Радуюсь свежим стихам,

Упавшим вдруг на бумагу.

Радуюсь солнцу и колким ветрам,

Рождающим бураны.

Радуюсь звёздам, что по утрам

Гаснут в бледных туманах.

Радуюсь листьям

Чья пестрая пляска -

Быль или небыль, явь или сказка!

Радуюсь крыльям чутких бровей,

Взмаху ресниц, удивленному взгляду!

А запах полыни? А шорох ветвей?..

За что мне - не знаю -

Такая награда?!

/Валентин Динабургский/

Скульптура «Десняночка»

Много веков тому назад, в непроходимых дебрях брянского леса, жил угрюмый старец по прозвищу Добрь, и была у него дочь красивая-прекрасивая, и звали её звонким именем Десняночка. Стройна была Десняночка, что березка, резва, точно ветерок весенний, а певунья, какой свет с роду не слыхивал! По грибы, по ягоды ли идет, лес дыхание затаивает, птицы замолкают, люди про дела насущные забывают, все слушают, наслушаться не могут.

Говорят, сам князь Черниговский, Михаил, про певунью необыкновенную прослышал и сватов прислал к старому Добрю. Толька не польстилась юная вятичка на княжьи хоромы, и упросила отца сватам отказать. Неизвестно, как встретил бы князь посланцев своих, не сносить бы, наверное, им голов своих светлых, когда бы ни великая беда обрушалась на Русскую Землю. Орда, разорив Вщиж, Карачев и Брянск, хлынула на Чернигов и пал в бою князь Михаил, не согласившийся покориться хану. Тысяча татарских воинов под началом Темника подкатились и под Добрунь. Вдруг увидал темник на другом берегу реки Десны девушку-красавицу в белом одеянии, с ромашковым венком, да русой косой. Запела девушка песню, да такую звонкую да красивую, что забыли татары, куда они путь держали. Темник, потеряв голову, бросился в реку, и войско за ним. А Десняночка побежала быстрее ветра, туфельки ее еле-еле земли касается, а сама звонче да заливистей поет, татар вглубь леса заводит. Неожиданно кончился лес, и показался перед девушкой луг красивый, да ровный. Знала Десняночка что, лишь с виду луг красив и зелен, а под травой топь непроходимая скрывается. Страшно ей первый шаг в топь сделать, а оглянуться еще страшнее, татары по пятам идут, глаза огнем недобрым горят, того и гляди догонят. Набралась Десняночка смелости, завела песню свою еще громче и пошла по сыпучей зыби, словно посуху. Бросились за ней татары, но трясина разверзлась под их ногами. А тут наши войны подоспели, и началась битва не на жизнь, а на смерть. Ни одному врагу живым уйти не удалось, кого в болото затянуло, кто от меча русского смерть принял. Не обошлось без потерь и среди наших ратников. В том сражении пал и угрюмый дед Добрь.

А что же стало с Десняночкой? А с тех пор бьет в дремучем бору маленький чистый омуточек, из которого речонка бежит, вода в ней ключевая, прозрачная как девичьи мечты. Речку эту старые люди Десняночкой кличут. Вот такая красивая легенда. И в честь неё в 1976 году два резчика Вячеслав Орлов и Валерий Херувимов вырезали из дуба образ певуньи.

 

Сударыня Россия,

В девичьи годы - Русь!

Пошла, пошла от Киева.

Не лёгок был твой путь.

Степями шла полынными,

Лесною стороной

С красивым светлым именем

Да с русскую косой!

Орда тебя мурыжила,

Фашистских ран не счесть!

Все вынесла и выжила.

Всегда была и есть!

И быть тебе счастливой

Под новою звездой,

Простую, не кичливою

И вечно молодой!

Сударыня Россия

В девичьи годы – Русь!

Тебя мы не покинем,

Хоть камни с неба пусть!

С тобою будем в радости

И в горести тобой!

Россия, Русь во младости

Да с русскую косой!

Сударыня Россия,

Мы все твои сыны.

Живи под небом синим,

Ведь ТЫ и есть - всё мы.

/Валентин Динабургский/

Настоящая Колдунья появилась в парке в 1992 году, хотя если кто-то из детворы будет  колдунью ведьмой или бабой Ягой называть, то тоже прав будет. Задумывалась автором скульптура в трех ипостасях,  взгляд у нее колкий, пронзительный. А если бабушку из дерева попросить погадать, то она сперва с котом Васькой пошепчется,  потом совета у совы спросит,  а затем ответ даст. И,  будьте уверены, ошибки не будет!

Мне не хватает гонораров,

Чтоб прокормить кота.

Висит забытая гитара,

Смежив уста.

Спасибо соснам и березам

(Пусть дуб молчит!)

Ведь это очень все серьезно:

Слова – в кредит!

Беру без всякого стесненья,

Возьму и снова.

Во изначальности Творенья

Лежало Слово.

Им завладев, я вновь богат

Без всякой суммы.

Совсем не так, как депутат

Российской думы.

Мое богатство – шум хвои

И листьев пляска.

И в небе хмуром журавли,

И ненаписанная сказка.

И недопетые стихи в оправе грусти,

И дети, дети всей земли,

Которые в капусте.

А небосклон? А звездопад?

А даль, размытая ветрами?..

Каких нам ждать еще наград,

Когда они всечасно с нами!

И тот, кто это все поймет…

Ну, что ты ластишься, мой кот,

Блестя зелеными глазами!

Валентин Динабургский, 1997

 

Утро. В парке Толстого царит тишина.

Свет меж клёнов и лип невесом и прозрачен –

Растворяя ночных сновидений туман,

Он струится с небес, разгораясь всё ярче.

Будит Лель поутру деревянный народ

Тростниковой свирели серебряным звоном,

Золотистую косу Деснянка плетёт,

И, проснувшись, целует младенца Мадонна.

Сон стряхнул князь Роман

богатырским плечом,

Мастера принимаются вновь за работу,

И торопится всех угостить калачом

Хлебопёк, о друзьях проявляя заботу.

С постамента глядит, улыбаясь, Толстой –

Он приветствует жизнь под зелёною аркой,

И готовится Сказочник, старый, седой,

Рассказать нам истории брянского парка.

/Наталья Шестакова/

"Старик - сказочник" – это первая деревянная скульптура парка. Её в 1960 году вырезали из засохшего вяза прямо на корню модельщики Брянского завода дорожных машин Виктор Михайлов и Игорь Жданов. Так началась удивительная история создания уникальной коллекции деревянных скульптур.  Первая скульптура в парке простояла 22 года и истлела. При её возобновлении (1982 г., авторы: В.Михайлов и В.Орлов; материал: дуб), рядом со Стариком-сказочником поместили двух его внучат Тимошу и Митюху. В фигуру старика был вмонтирован динамик, а в специальном теремке помещалось оборудование, посредством которого Сказочник «рассказывал» сказки (до 1990-х годов). "...Здравствуйте, люди добрые, здравствуйте! И те, которые приезжие, здравствуйте, и те, которые нашинские, здравствуйте! Рад-радешенек видеть вас в нашем парке-музее, вместе со внуками моими Тимошею и Митюхою..."

Как вспоминал создатель парка В.Д. Динабургский, для этих целей в скульптуре было предусмотрено специальное отверстие, куда нужно было опустить три копейки, а внутри установлено устройство с записью разных сказок. Позже к голове скульптуры прикрепили динамик, и в шесть утра дед торжественно, на весь парк, пел гимн Советского Союза.  Многие считают, что Старик сказочник похож на В.Д.Динабургского - автора идеи появления деревянных скульптур в парке.

Брянский сухопутный Акула

Да, да. Не удивляйтесь. Акула - персонаж сухопутный. Когда речь касается Брянска. Тем более, что это не "она", а "он". Была когда-то такая деревянная скульптура в парке Толстого. Это герой Куликовской битвы. Пересвет - богатырь дворянского рода, Акула - крепостной мужик.  Скульптура создана как аллегория, в 1972 году, автор В.Михайлов. Скульптура выполнена из клена, сломанного порывом бури", т.е. никакая это не хищная рыба, а вполне сухопутный крестьянин, взявший топор, и пошедший защищать свою Родину.

Скульптура «Козьма Прутков»

«Если у тебя спрошено будет: что полезнее, солнце или месяц? – ответствуй: месяц. Ибо солнце светит днём, когда и без того светло, а месяц – ночью». И в этом изречение – весь Козьма Петрович Прутков, поэт, прозаик, философ, удивительное порождение А.К. Толстого и его двоюродных братьев Алексея, Владимира и Александра Жемчужниковых. «Зри в корень!». А скульптура Козьмы Пруткова выполнена из вяза в 1976-м году Валерием Херувимовым.

 

Монолог Козьмы Пруткова

Господа! Снимите шляпы.

Я – мыслитель и поэт.

У меня четыре папы,

А вот мамы что-то нет.

Я цилиндре и камзоле

Увидал свой мрачный свет.

От трудов в мозгах мозоли,

На ногах мозолей нет.

Я стихи пишу, баллады,

Драмы и кладу все в шкаф.

Мне за это нет награды:

Все себе присвоил граф.

Если бы шкаф тот был пустой

Иль не стало шкафа,

Кто бы знал, что жил Толстой,

В гордом ранге графа?

Ну, а я - известен всем

В радости и в горе.

Вот читайте сто поэм,

Но смотрите в корень!

У меня сто тысяч слов,

Но пуста казна.

Знаменит я, я - Прутков

И к тому ж Козьма.

Валентин Динабургский

 

Однажды, может так случиться,

Что не в колодце, не в кринице,

Ни капли звонкой, ни крупицы,

Никто воды вдруг не найдет.

И верный наш водопровод,

Откажет раз и навсегда.

Тут всё поймут – пришла беда.

И мигом кинутся к речушке,

Поспешно ведрами гремя,

Сольюсь с толпой людской и я,

Забыв, что там даже ракушки ,

Разъела черная струя.

И тут, всем станет не для шуток.

Какие шутки, черт возьми!

Вода благотворила лица,

Но той водою не умыться,

Но той водою не напиться,

Вода мертва! Почти мазут.

Над кем тогда , вершить нам суд?

Валентин Динабургский

 

Скульптура «Емеля»

Мели Емеля, твоя неделя – говорит пословица! А брянский-то с 1976 года только этим и занимается. И нечего, не устал! Он все ребятишкам байки сказывает: и как щуку громадную в проруби изловил, и как на персональной печке раскатывал по округе, да к самому царю-батюшке на таком необычном транспорте пожаловал. Дочь – принцессу Марью сосватал да и сам заправдашним заделался! Ребятишки слушают, но сказка только с виду неправдой кажется, а  вдумаешься – неплохой урок получится! Развесёлого Емелюшку из дуба крепчайшего, на радость ребятне поставили мастера Виктор Михайлов и Олег Херувимов в самом центре парка нашего. Полюбуйтесь! Вот он каков!

 

Скульптура «Трио»

Рядом с танцевальной площадкой  весной 1970 года В.Д Динабургский заметил старый вяз , который не подавал признаков жизни. Ему стало ясно , что на месте этого дерева будет стоять скульптура. Первой мыслью , которая резчика Виктора Михайлова, стало создание какой-то интересной молодежной композиции , которая несла бы в себе «тайную близость танцевальной площадки». Спустя три дня уже был готов эскиз будущей фигуры «Трио», где чётко прослеживался образ девушки, юноши и гитары. После согласования всех деталей сразу же началась работа над скульптурой.

Зимой 1971 года работа шла полным ходом… Уже ярко прослеживалось лицо девушки и юноши, шла работа над гитарой, но так и не была закончена... Причина этого тогда удивила и самого В.Д.Динабургского. Дело в том, что при работе над скульптурой в сердце девушки был обнаружен осколок снаряда, сохранившийся в стволе дерева со времён Великой Отечественной войны. Так, скульптура, которая должна была в себе заключать радость и веселье, стала олицетворением скорби, невиданных потерь, ужасов войны. Вместо гитары в руках у юноши появился автомат.

Тогда В.Д.Динабургский задумался над вопросом, а «сцена ли это встречи двух влюбленных или же прощания (расставания)?" Этот вопрос так и остался без ответа, и скульптура получила название «1941 год»  - год , который стал поистине трагичным в истории нашей страны. И в наши дни эта скульптура напоминает об ужасах войны, о тех трудностях, которые пришлось пережить нашим предкам. Каждого человека эта фигура заставляет задуматься, ведь именно в тот 1941 год практически каждая семья потеряла что-то важное…

 

Чем славен человек?..

Главное в жизни – землю пахать, строить дама и храмы… Вот и сошлись, перешагнув парковый порог, семь мужиков, семь ремесленников, из тех, которые исстари бытовали на Брянщине. Тут и деревянных дел мастера, и лесоповальщики, и кузнец–молодец, и гончар-стеклодув с портнягой-шорником. А впереди всех с хлебом-солью гостей парка встречает хлебопек да сеятель. А как же – хлеб всему голова! Это ведь не зря говорится! Хотя  и не хлебом единым жив человек. А сошлись мужики отнюдь не затем, чтобы лясы точить. Сошлись знанием да умением поделиться, показать, кто во что горазд! А люди, спешащие в парк-музей, нет-нет да и становится и ребятишкам своим покажут, кто есть кто и какая польза людям от труда работных людей, ибо трудом, деяниями своими славен человек на земле.  С этим вполне согласились и наши мастера-резчики: Виктор Михайлов, Вячеслав Орлов да Игорь Орлов, поместив работников в парке, всем на обозрение, добрым людям на радость.

 

Фигуры в парке находятся под открытым небом и подвергаются воздействию ветра, солнца , осадков, поэтому спустя какое-то время они разрушаются и восстановить, к сожалению, получается не все.

Несколько слов о тех замечательных фигурах, которых уже нет в парке.

Скульптура «Рождение»

Великое таинство природы - рождение хрупкого побега, слабого листочка, желторотого птенчика, человека. Так это себе представил автор этой деревянной скульптуры - Л.Ставцев в 1981 году.

Скульптура "Скамейка - сказка"

Эту скульптуру придумал и смастерил мастер резьбы по дереву Виктор Михайлов в 1987 году.

Скульптура "Змеерук"

Была создана в 1976 году (Н.Бабкин, В.Сафронов, В.Херувимов).  "И родился дитятко в семье человеческой, а отцу - матери всё недосуг им всерьёз заняться, всё недосуг растолковать, что хорошо, что плохо. Вот и вырос юнец с жесточинкой в сердце и стал всячески над всем живым измываться да жизни лишать....И тут порешила мать - природа за дела непотребные, за ущербность и ненасытную алчность покарать отступника, превратив руки его вредоносные в змеев ползучих..." / Валентин Динабургский/ 

Скульптура "Птичий городок"

В 1980 году прямо на усохшем вязе Виктор Михайлов и Вячеслав Орлов соорудили целый птичий городок - "общежитие для пернатых из 50 отдельных благоустроенных квартир".

Ах, что мы знаем о войне?

Ее трагичное начало

Июнем взвыло по стране,

Все сокрушая, жгло, взрывало!

Та боль по-днесь живет во мне.

Поныне огненные смерчи

Еще хранит усталый мозг,

И проступает образ смерти

В оправе зелени берез…

И вновь июнь, и травы в рост,

А рядом с обелиском зреет жито,

И мнится, на рассвете сам Христос,

Творит над ним Вселенскую Молитву.

Валентин Динабургский

Стихотворение о 22 июне, дне памяти и скорби, когда началась Великая Отечественная Война

 

Валентин Давыдович Динабургский служил в рядах Красной Армии с20 июня 1941 года. За годы войны ему довелось быть пулеметчиком, минером-подрывником, наводчиком «Катюши» и противотанкового орудия.  Он воевал на Северо-Западном, Сталинградском, Степном, 2-м и 4-м Украинских фронтах. Форсировал Днепр и Одер, дважды был ранен и контужен, несколько раз чудом избежал смерти. Его воспоминания как участника Великой Отечественной войны легли в основу военных стихотворений и рассказов, увидевших свет в многочисленных сборниках: «Окаянные сны», «На гребнях военных походов», «В полях почернели ромашки». В них – военная биография автора, солдата, участника тех событий. Эти книги – своеобразный реквием в память о тех бойцах, которые не вернулись с войны. Основной посыл всей его военной прозы и поэзии – ничто не может искоренить в человеке способности сострадать, любить, чувствовать прекрасное, его желание жить.

 

Седина –

это вовсе не блеклость волос.

Это – внутреннее состояние.

Тусклый свет – от свинцовых гроз,

от потерь,

от утрат,

от страданий.

 

Седина –

это зрелость и твёрдость души,

через годы с боями прошедшей,

где берут города

и сдают этажи,

где рождаются,

гибнут надежды!

 

Седина –

это как ордена:

знак победы

и боль утраты.

Когда в огне

задыхалась страна,

досрочно седели

солдаты.

Валентин Динабургский

 

  • Помощь в подготовке материалов оказала экскурсовод парка-музея А.К.Толстого - Новикова Марина Владимировна
  • Инициативная группа учащихся МБОУ СОШ №59 «Земля Пересвета» 

 

Было кладбище - стал парк.
 
Насколько эта история уникальна? Такое было и в Брянске, и в Москве. Так, на известном всем Кутузовском проспекте, недалеко от дома, где жил генсек и где сейчас открыт пешеходный мост Багратион к высоткам СИТИ, располагалось еврейское кладбище. При его раскопках дети играли в футбол черепом художника Левитана.
 

 

Музыка Брянского леса

 

Популярная песня "Камаринская" написана про мужиков Невдольска и жителей Севского уезда

Не прошло однако и года, как Лжедмитрия не стало в Москве. Комаричане, как и жители всех других областей государства оказались подданными Шуйского, одного из тех воевод Бориса, которые еще так недавно свирепствовали в их стране. Могли ли комаричане любить такого царя? – спрашивает Г. М. Пясецкий. Между тем, в пределах волости появился Болотников [4] с отрядом в 12.000 человек, рассказывая всем, что он будто бы видел в Польше Дмитрия. К Болотникову пристали Комаричане, а за ними Трубчевск, Кромы, Орел и Елец, а когда он был пойман и казнен, в Комарицкую волость был прислан новый отряд из Москвы, состоящий из татар и мордвы, для наказания за новую измену (Сб. II, 21-24). Память об усмирениях Комаричан в лихолетье и о их измене Борису, сохранилась в песне о Комарицком мужике:

«Ах ты, сукин сын, Комаринский мужик,
Не хотел ты свойму барину служить…»

В этой песне, под барином разумеется Борис Годунов; Комарицкая вол. была подарена ему Федором Ивановичем, как вотчина; поэтому комаричане, изменив Борису, провинилась перед ним, не только, как перед государем, но и как перед барином.

Комаричан не испугали никакие казни. Образ гуманного «Димитрия» еще долго жил среди них, народ не верил, что его нет уже более, и выдвинул из своей среды других самозванцев. Севчане опять радушно служили им своим имуществом и людьми. Лжедмитрий II, считая Севск своей собственностью, подарил его своему мнимому тестю Юрию Мнишек под именем «Комарска», но конечно не надолго (Сев. еп., 16, 51).

Популярная песня "Камаринская" в переложении Михаила Глинки

 

Шумел сурово Брянский лес, спускались синие туманы...

Осенью 1942 года в штаб Брянского фронта пришла необычная радиограмма: «Оружие у нас есть, в случае чего можно забрать у врага, а вот песню как трофей, не возьмёшь. Пришлите нам песню». Это писали партизаны брянских лесов.  Выполнить партизанский заказ Политуправление фронта поручило поэту Анатолию Владимировичу Софронову (1911 – 1990) и композитору Сигизмунду Абрамовичу Кацу (1908 – 1984).  Песня «Шумел сурово Брянский лес» имеет государственный статус. Согласно Закону Брянской области от 20.02.98 №47-3 «О символах Брянской области», она стала официальным гимном Брянской области.

 

Павел Лебедев из села Невдольск собрал 10 000 военных песен 1941-1945 в 15-ти томном собрании сочинений

В марте 1942 года отряд курских партизан остановился в брянском селе Невдольск, находившемся в центре большой партизанской зоны.  Гости с воодушевлением рассказывали о боевых успехах своего отряда, о том, как на разгорается пламя партизанской войны.

Когда партизаны собрались уходить, местные жители стали благодарить их за беседу и умелую игру на гармошке. «Без гармонистов не бьют фашистов», – развели в ответ руками партизаны. /Меткое слово – грозное оружие.

В годы Великой Отечественной войны огромной популярностью пользовались фронтовые театры и концертные бригады. Рискуя жизнью, артисты люди своими выступлениями доказывали, что красота искусства жива, что убить ее невозможно.

Тишину прифронтового леса нарушали не только артиллерийский обстрел врага, но и восхищенные аплодисменты восторженных зрителей, вызывая на сцену вновь и вновь своих любимых исполнителей: Лидию Русланову, Леонида Утесова, Клавдию Шульженко. Хорошая песня всегда была верным помощником бойца. С песней он отдыхал в короткие часы затишья, вспоминал родных и близких.

 

Павел Якушин. Странник Руси. Собиратель народных песен.

Петр Киреевский. Фольклорист из Орловского уезда. Издатель народных песен.

Петр Васильевич Киреевский (1808-1856) осуществил несколько этнографических экспедиций - на Север, в Подмосковье и в окрестности Орловской губернии, где находилась его усадьба.

Чаще всего он писал песни с голоса и другим рекомендовал делать именно так: когда народ поет, он поет так, как делает всегда. Всё им тщательно документировалось, указывалось, откуда взято то или иное слово или выражение.

Он готовил к изданию 800 духовных стихов (легенд), но они так и остались неизданными.

 

Гоголь. Севск. Фольклор.

Это было в Севске, на Ивану Купалу. Проснувшись на заре, наши путешественники услышали неподалеку от постоялого двора какой-то странный напев, звонко раздававшийся в свежем утреннем воздухе.

Николай Васильевич Гоголь собрал более полутора тысяч украинских и русских народных песен. В хорошем расположении духа  охотно напевал их сам и просил друзей переложить слова на ноты. Это увлечение  народными песнями продолжалось всю жизнь.

 

СЕВСКие(!) учителя словесности русских поэтов с мировой славой - А.С.Пушкина, Ю.М.Лермонтова и Ф.И.Тютчева

Имена великих поэтов Пушкина и Лермонтова знают как по всей России от малого до старого жителя страны, так и за рубежом.

А кем были их учителя словесности? Кто преподавал литературу, учил стихосложению, правил  ошибки и поддерживал начинания молодых учеников, помогая им удержать поэтическое вдохновение на бумаге? Кто разглядел в начинающих учениках талант и помог ему развиться?


Учителями гениев были... преподаватели из города Севск, Брянской области, того самого города на окраине, близ границы с Украиной, что находится всего лишь в 25 км (или 23 вёрстах) от села Невдольск.

 

 

Валентина Теличко. Музей в Севске.

В 1957 г. начались раскопки на Городке, длились они три года. Материалы раскопок находятся в музее, - они  доказали, что жизнь на Городке началась ранее образования Киевского государства, что было очень важно для истории Севска.

Основанием послевоенного музея в г.Севске занималась учительница-пенсионерка В.А.Теличко.

Жители Севского края понимали, что каждый момент из истории края должен быть отражен в музее, поэтому несли в музей все, что считали ценным для истории.

 

Лирика Брянского леса

Знаменитый брянский лес не единожды вдохновлял творческих людей. Местность, в которой родился или провёл большую часть жизни тот или иной гений, неизменно запечатлена в его творчестве и открывается читателю самой прекрасной и глубокой своей стороной. И это уже не просто, скажем, море или горы, но — воспетые гением море и горы, которые начинают оживать в сознании читателя, говорить с ним, открывать ему свою тайную сторону.

 

Павел Якушин. Странник Руси. Собиратель народных песен.

В крестьянской одежде бродил Павел Якушкин (1820–1872) по великорусским деревням, исследуя и наблюдая народ, подмечая в нем такие черты и процессы, подметить которые было не под силу сторонним.

Образ собирателя легенд и сказаний, Якушкина  нашел отражение в поэме Н.А.Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» (как Павлуша Веретенников) и в романе М.Горького «Дело Артамоновых» (как Япушкин).

Павел Иванович Якушин, исследователь народного творчества, родился в селе Сабурово, Малоархангельского уезда, Орловской губернии в 1822 году.  Павел происходил из старинного дворянского рода, занесенного в дворянскую родословную книгу Смоленской губернии, однако сам дворянином так и не стал, поскольку его отец, Иван Якушкин, свой брак с крепостной девушкой Прасковьей долгое время официально не регистрировал, и родившегося в 1822 году сына Павла причислили к мещанскому сословию. А  босоногая крепостная кренстьянка Прасковья Фалеевна стала настоящей барыней.

Конный и кирпичный завод, мельница и маслобойня, поля да луга, плюс барский дом – владения Ивана Андреевича в Малоархангельском уезде были весьма обширными. В правление Екатерины II он служил в гвардии, но в 1781 году  захворал и вышел в отставку в  звании подпоручика, в возрасте двадцати шести лет, зажил как типичный помещик средней руки. После смерти мужа, Прасковья не растерялась, стала управлять хозяйством управлять умела. Всем детям дала образование. Все  шесть сыновей выучились в Орловской гимназии. Сын Павел, например, стал писателем и этнографом. Виктор продолжил образование в Петербурге, где получил диплом хирурга. Виктор Якушкин стал прообразом Евгения Базарова из романа "Отцы и дети" Ивана Тургенева, с которым встретился однажды в поезде и поразил писателя своими смелыми взглядами.

Будучи студентом четвертого курса математического факультета Московского Университета, Павел Якушкин расстался с наукой по совету своего товарища П.К.Киреевского и отправился в странствия по поволжским городам. Павел записал множество исторических, обрядовых и лирических песен родного Орловского края. До него еще никто в России еще не собирал подобным образом народную поэзию!

Под видом странника и мелкого торговца – офеня Павел Иванович пешком обошел Новгородскую, Псковскую, Владимирскую, Тверскую, Костромскую, Ярославскую, Нижегородскую, Черниговскую, Астраханскую и, конечно же, родную Орловскую губернии. Во время своих странствий фольклорист много раз замерзал, промокал, заболевал, попадал в различные рискованные ситуации, однако всегда с честью выходил из них, не теряя рассудка и энтузиазма.

В результате своих многочисленных хождений по Руси Якушкин записал более тысячи произведений устного народного творчества, которые составили потом самую ценную часть собрания народных песен П.Киреевского. Первое же самостоятельное этнографическое произведение Якушкина называлось «Народные сказания о кладах, разбойниках, колдунах и их действиях», и написано оно было на орловском материале.

В 1861 году Якушкин опубликовал в журнале «Современник» «Путевые письма из Орловской губернии», многие из которых написаны были на малоархангельском и сабуровском материале. С 1865 по 1868 год Павел Иванович почти безвыездно провел в имении матери Сабурово, куда был сослан по подозрению в пропагандистской деятельности.
 
Народные песни П.И.Якушина были изданы в 1860 и 1865 годах, а его фольклорные заметки вошли в известный сборник А.Н.Афанасьева «Русские народные сказки». В 1860 году в журнале «Современник» были напечатаны письма, в которых Якушин описывает создание крепости у слияния рек Орлик и Ока, а также пересказывает народные предания о Петре Великом и Иване Грозном.

Собиратель легенд и сказаний, Якушкин остался в истории и народной памяти легендарной личностью, а образ его нашел отражение в поэме Н.А.Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» (здесь он – Павлуша Веретенников) и в романе М. Горького «Дело Артамоновых» (а тут он – Япушкин). По словам всех знакомых и товарищей Якушкина, «бессеребник в нем виделся настоящий, у него никто не видел денежного кошелька, как не видел никто какой-нибудь другой движимой собственности. Он слишком был отрешен от обыденных привычек оседлых людей... Оттого он и казался таким чудаком...»

Умер Павел Иванович без гроша в кармане, но его товарищи сумели обеспечить писателю достойные похороны: «положили в честный гроб с украшениями, понесли который на честных рабочих руках, с церковным пением, которое любил покойный – и с полковой музыкой, которая так отвечала и приличествовала замечательному певцу и страннику». Николай Лесков написал о Павле Якушкине книгу "Товарищиские воспоминания о П.И.Якушкине"

Кстати, в Петербурге жили потомки брата отца, Дмитрия Андреевича, и его родной сестры, но старший племянник Иван Дмитриевич вёл себя по-бунтарски и стал декабристом. Он был  отнесён к первому разряду преступников и приговорён к каторжным работам на 20 лет, а потом на поселение, но позднее срок каторжных работ был сокращён для него до 15 лет.

 

Кудеяр и другие легенды

"Путевые письма из Орловской губернии" Павел Якушкин

В Севском районе есть поселок Кудеяры, в Брянском районе – урочище Кудеяр,  да и других схожих названий в нашей области немало. Откуда они? У фольклориста-этнографа девятнадцатого века П.И. Якушкина нашел такой диалог:

«…А за Трубчевск к Усху – там такие курганы?…

– Говорят, отвечал старик, значительно понизив голос, что в тех курганах золото, серебро, да камни самоцветные, да свечи восковые те Кудеяры понакладывали, да теми курганами все золото, серебро подсыпали…

–Находили те клады?

–Нет, не слыхал я, чтоб те клады кому в руки дались: их достать никак нельзя.

–Отчего же?

–С большими заклятиями положены».

В «Орловских Епархиальных ведомостях» в 1878 году было опубликовано предание о Брянском Кудеяре: «Жил Кудеяр в Кривом лесу. На меловых горах у него выстроены были каменные подвалы; теперь они уже обвалились, но у Десны и далее видна яма, где разбойники на это дело обжигали кирпичи. Сам Кудеяр с молодцами жил в куренках, а в подвалах навалено было всякое добро, что грабил он у бояр на большой дороге в Кривом лесу. Никому не было от Кудеяра пропуска». Здесь, в Брянском уезде, и сложил голову Кудеяр, имя которого приглянулось предкам.

Историк Костомаров писал, что задавленные нуждой и бесправием, более решительные по характеру люди нередко уходили в непроходимые брянские леса и объединялись в разбойничьи ватаги.

В поездках по Брянщине не раз бывал в местах, связанных с именем Кудеяра. На реке Неруссе есть древнее городище, расположенное в урочище Кудеяров Бугор. Площадка городища укреплена валами. При раскопках обнаружен ров. С наружной стороны он был выложен толстыми обожженными дубовыми бревнами.

 
Земельный вопрос на Орловщине в конце XVIII - начале XIX века
(Письмо из Сабурово, Малоархангельский уезд, 20 августа 1861 года)

«… У нас вся земля здесь отбойная.

- Как отбойная?

- Отбойная – всё равно, как дубинная, - толковал Фёдор Васильевич (Синицын, крестьянин из сельца Сабурово, родового имения Якушкиных).

- Да я всё-таки не понимаю, какая земля отбойная, дубинная?

- Дубинная земля, значит, кто дубиной землю отобьёт, земли-то сперва много было: всяк бери, сколько хочешь; а как народу-то народилось много, земли-то и не стало хватать по-прежнему; и стали дубьём друг у друга отнимать. Кто отбил, того и земля.

- Скажи, пожалуйста, как отбивали, когда отбивали землю?

- Этого я сказать не могу, когда отбивали, а отбивали землю так: возьмёт кто косу, кто цеп, да косой или цепом и отбивают.

Припоминаю теперь рассказ об этом, слышанный мной здесь же, в Сабурово, несколько лет тому назад; мне рассказывал здешний крестьянин, кто именно – не помню, но в моих заметках сохранился его рассказ.

- Пойдём, бывало, землю отбивать, - говорил он, - да не столько из корысти, сколько из охоты! Придёт весна, надо землю под яровое пахать, или осень под озимое… Теперь едем пахать, возьмёшь только косу и хлеба с собой возьмёшь, да уж беспременно с собой заберёшь и косу, и цеп, а кто оглоблю захватит. Выедешь на загон (часть поля, засеянная хлебом, принадлежащая одному хозяину), а там тебя уже ждут с тем же гостинцем, что и ты припас; а те тоже и с цепами, и с косами, и с дубинами; а как сойдутся, и почала…чья возьмёт! А как взяла наша, запашешь землю. А запахал землю – никто трогать не моги: зародит тебе Бог хлебушка, ты и бери…

- И по век твоя земля, которую засеешь раз? – спрашивал я.

- Как можно, по век? – отвечали мне, - ты хлеб собери, а земля опять-таки ничья, земля была вся Божия. На будущий год опять то же…» (кстати, вполне вероятно, что от таких способов решения земельного вопроса берут своё начало такие прозвища орловцев, как «дубинники» и «проломленные головы»)
 

Первое самостоятельное этнографическое произведение Якушкина называлось «Народные сказания о кладах, разбойниках, колдунах и их действиях», и написано оно было на орловском материале. Во время своих странствий фольклорист много раз промокал, замерзал, заболевал, попадал в полицию и в другие рискованные ситуации. В одном из первых длительных путешествий Якушкин заразился натуральной оспой, заболел и свалился в первом попавшемся деревенском углу; здоровый его организм выдержал болезнь, несмотря на отсутствие врача и всякой  помощи. Зато лицо его с тех пор  было сильно изуродовано, и Якушкину не раз приходилось потом платить за это случайное несчастье от тех людей, которые по лицу привыкли составлять впечатление. Оно иногда пугало женщин и детей при уединённых встречах и возбуждало подозрительность у полицейских. Сам Якушкин простодушно сознавался всем, что первыми неприятными столкновениями он обязан был именно подозрительности своей физиономии, что «в действительности она из таких, которые не находят невест, но очень удобно приобретают врагов».

Было и ещё одно неприятное последствие многолетних путешествий Якушкина: он пристрастился к алкоголю, получив это заболевание фактически как профессиональное. Ведь  вызвать какого-то мужика-крестьянина на откровенный разговор или, тем паче, заставить его спеть (чтобы потом записать это), - можно было только одним способом – «угостив» собеседника. А пить одни, без угощавшего, мужики никогда не соглашались.  Первое время Павел Иванович трудностей с решением проблемы – «пить или не пить» -  не испытывал, но потом  был вынужден признать, что ему и самому стало требоваться при таких встречах  спиртное.  Многие мемуаристы, писавшие о Якушкине, отмечали, что обедая в ресторанах, он любил заказать рюмочку «посурьёзнее». У петербургских половых, как тогда называли официантов, появился даже особый термин – «якушкинская рюмка». Якушкин боролся с собой, и эта борьба не всегда была тщетной. Но трудные обстоятельства жизни часто снова подталкивали его к тому, чтобы «забыть» на некоторое время о своих проблемах. Впрочем, появлению его собственных произведений эта пагубная привычка первое время не мешала.

Собиратель легенд и сказаний, Якушкин остался в истории и народной памяти легендарной личностью, а образ его нашел отражение в поэме Н.А.Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» (здесь он – Павлуша Веретенников) и в романе М.Горького «Дело Артамоновых» (а тут он – Япушкин).
 
А в 60-ые годы XIX века имя Павла Ивановича Якушкина, фольклориста и писателя-этнографа, знала вся читающая Россия.

Оставил после себя Павел Иванович и небольшое количество рассказов (самые известные — «Велик Бог земли Русской», «Бунты на Руси» и «Чисти зубы, а то мужиком назовут»). Однако наиболее интересны «Путевые письма из Орловской губернии». Их всего 12, и написаны они в период с 30 марта по 25 августа 1861 года, то есть 150 лет тому назад.  Письма являются литературно-историческим источником периода, который начался сразу после отмены крепостного права. Любил Якушкин цитировать непосредственные высказывания своих собеседников по тому или иному поводу.

К сожалению,  «Сочинения» П.И.Якушкина выходили только один раз — в 1986 году в издательстве «Современник» и прочитать их может далеко не каждый.
 
 
Николай Лесков "Товарищеские воспоминания о П.И.Якушкине", скачать книгу

Орёл, 24 апреля (1861 года)

«Про теперешний Орёл сказать много нечего: после многих страшных пожаров он поправляется очень не быстро; на всех улицах, даже самых главных, вы часто встретите пустыри, обгорелые дома; днём увидите тоже на всех или почти на всех улицах фонарные столбы; ночью же город освещается фонарём, зажжённым у квартиры полицмейстера; мне говорили, что ещё где-то есть два фонаря, но я их не видал, а поэтому об них и говорить не могу.

..Страсть к собакам и к публичным обедам, кажется, отличительная черта орловцев. Днём и ночью собаки стаями ходят решительно по всем улицам; меня уверяли, что здесь, в Орле, собаки не кусаются, хотя в полицию приходили уверять в противном; но всё-таки, как-то не совсем приятно, когда на вас кидаются десять-пятнадцать влюблённых собак…

После собак орловцы очень любят публичные торжественные обеды; приедет новый губернатор — ему обед; расстаётся начальник с губернией — ему обед; выберут старшину в клуб — ему обед; выгонят из старшин в клубе — члены клуба и тут его чествуют обедом!

— Охотники у вас до обедов, — сказал я одному здешнему чиновнику, — всем даёте обеды.

— Мы даём только достойным своим начальникам,— отвечал чиновник.

— А выгнанному старшине за что клуб обед давал?

— Чтобы поощрить нынешнего.

А должно заметить, что эти обеды очень хороши: я знаю, что для таких обедов посылали на почтовых из Орла в Москву за одним телёнком».
 

Разговор о воле  (письмо из заштатного города Погар Черниговской губернии от 26 июля 1861 года)

«…Я обрадовался новому собеседнику: разговор наш с прежним товарищем был как-то неловок — или мне приходилось согласиться с ним, или спорить. Согласиться мне не хотелось, а спорить — значит учить, а от этого я решительно раз навсегда отказался: из этого никогда ничего не выйдет, да и время даром только пропадёт.
 
— Об чём толкуете? — спросил мещанин, подсаживаясь к нам.

— Да всё об воле.

— А что об воле толковать?

— А то толковать, — отвечал мой мужик-казак, — а то и толковать, что от этой воли всем будет плохо.

— Нет, дядя, — сказал мещанин. — Ты возьми только то: все будут вольные; всякому человеку богатеть можно, никто его и не тронет, тогда и нашему брату, мещанину, не в пример лучше будет.

Теперь что ты с мужика возьмёшь? С голого, что с святого, взять нечего!

— А разбогатеет мужик?

— Разбогатеет. Тогда и ты около него поживишься, всё сыт будешь.

— Это как?

— А так: взять теперь хоть меня. Сошью я сапоги — много мужик у меня купит? Он бы и рад купить сапоги те, да купить-то не на что; мужик без сапог, а ты без денег! Теперь ты, положим, рыбу ловишь; мужик бы и взял у тебя рыбки, да взять-то нельзя: без денег ты ему рыбки не дашь; ты и сиди со своей рыбкой, а денег-то и у тебя нету, и тебе купить что надо — ты не покупаешь, как ни плохо, а так пробавляешься.

— Сказано в писании: от лося родится лосёнок, от свиньи — поросёнок, — проговорил угрюмо казак.

— Нет, дядя! Попомни моё слово: все пойдут лоси; свиньям ходу не будет, все свиньи переведутся.

— Переведутся?

— Переведутся, дядя…»

 

Петр Киреевский.  Фольклорист из Орловского уезда. Издатель народных песен.

Петр Васильевич Киреевский (1808-1856) осуществил несколько этнографических экспедиций - на Север, в Подмосковье и в окрестности Орловской губернии, где находилась его усадьба.

Чаще всего он писал песни с голоса и другим рекомендовал делать именно так: когда народ поет, он поет так, как делает всегда. Всё им тщательно документировалось, указывалось, откуда взято то или иное слово или выражение.

Он готовил к изданию 800 духовных стихов (легенд), но они так и остались неизданными.

 

 
Пётр Киреевский родился 23 февраля 1808 года в селе Долбино Лихвинского уезда Калужской губернии. Село было известно в округе, как центр, где проводились народные гуляния и ярмарки, которые производили большое впечатление.

Все празднества в доме отмечались в соответствии с земледельческим календарём, по которому жили крестьяне. Зимой, на святках, в барском доме появлялись ряженые. Барская зала была полна дворовых, переодетых кто петухом, простым или индейским, журавлём, медведем с поводырём, балагурным всадником на коне, бабой Ягой и т.д. Не менее интересно проходили и летние праздники: в тёплое время года барский двор оглашался хоровыми песнями, под которые многочисленная дворня девок, сенных девушек, кружевниц и швей водили хороводы и затевали различные игры.

Летом 1812 года имение Киреевских оказывается в непосредственной близости от театра военных действий, что  вынудило семью переехать в Орловскую губернию. Отец, Василий Иванович, остается в городе, по своему почину и на свои средства берётся за переустройство госпиталя, дает приют многим семьям беженцев, ухаживает за больными тифом, от которых заразился сам и умер 1 ноября 1812 года в Орле. Авдотья Петровна очень тяжело переживала потерю мужа, - в возрасте 23 лет она стала вдовой с тремя маленькими детьми на руках. Петруше было четыре года,- его воспитателем стал великий русский поэт Василий Андреевич Жуковский.

Петр Васильевич изучил семь иностранных языков, много переводил Байрона, Шекспира, Кальдерона. В 1829–1830 гг. выезжал вместе с братом в Германию, где в Мюнхенском университете изучал немецкую философию, слушал лекции Шеллинга – кумира тогдашних русских «любомудров».
 
Знакомство с Европой, немецким университетом и лично с Шеллингом стало решающим поворотом в национальном самосознании Петра Васильевича. В Мюнхене Петр обрел дружбу с секретарем русского посольства в Баварии Ф.И.Тютчевым, стал одним из первых его читателей и почитателей. Свои славянофильские взгляды на историческое развитие России Киреевский изложил в статье «О древней русской истории. Письмо к М.П.Погодину» (1845). В 1840–1850 гг.


Пётр Киреевский очень любил русскую природу; в своём имении посадил более тысячи разных видов деревьев. Он прожил недолгую, но яркую жизнь. Оставил потомкам замечательное наследие – около 20 000 русских народных песен, некоторым из которых по 700-800 лет! Около ста песен, эпических и лирических, было записано в Орловской губернии. Среди них: «Алёша Попович», «Александр Невский», «Ваня –ключник», «Мужик пашеньку пахал». Некоторые его песни уже не поются, другие сквозь века дошли до нас и по сей день трогают и согревают сердца людей. Песня «Не одна во поле дороженька» сохранилась в памяти народной и поныне. Её сегодня поют на Орловщине, как и в те далёкие времена.
 

Ах, не одна-то ль, не одна,
Не одна во поле дороженька
Она пролегала.
Она ельничком, мелким березнячком
Она зарастала.
Чистым горьким осинничком
Её застилало,
Ах, нельзя-то мне,
Нельзя мне к сударушке,
Нельзя в гости ходити.
Да поеду я к любезной сударушке,
Да всё стороною,
Ах, ты прости-прощай,
Мой сердечный друг!
Прощай, будь здорова!
Коль лучше ты меня найдёшь,
Меня позабудешь.
Коль хуже ты меня найдёшь,
Меня воспомянешь!


В сборнике песен П.В.Киреевского перед читателями словно оживают образы женщин, попавших в татарский плен, для которых святая Русь дороже богатства, а песни о татарском полоне народ пел столетия, - они дошли до нас в записи и самого Петра Васильевича, и М.Ю.Лермонтова П.И.Якушкина, М.С.Стаховича, В.И.Даля. Собрание песен П.В.Киреевского до сих пор не утратило своего значения, занимает видное место среди замечательных памятников народной поэзии, по количеству и разнообразию материала, охватывающего все жанры русской песенной поэзии, оно является крупнейшей в мировой науке.

Труд по сбору песен был нелёгким. На организацию фольклорных экспедиций тратились большие средства. Сподвижниками стали А.С.Пушкин, Н.В.Гоголь, В.И.Даль, Н.М.Языков, А.В.Кольцов, А.В.Маркович, П.И.Якушкин.  С материалами Киреевского был хорошо  знаком Иван Сергеевич Тургенев. Он неоднократно встречался с ним, хорошо о нем отзывался. Например, в письме от 6 марта 1853 года читаем такие строки: «На днях я был в Орле и оттуда ездил к П.В.Киреевскому – провёл у него часа три. Это человек хрустальной чистоты и прозрачности – его нельзя не полюбить». Столь тёплые слова, сказанные великим писателем, приобретают особое значение, если учесть то, что Тургенев был очень требовательным к людям.

Собирательством П.В. Киреевский начал заниматься с легкой руки А.С. Пушкина, который к тому времени уже собрал не один десяток народных песен и как-то поведал ему об этом. Сначала Петр Васильевич просто хотел присоединиться к начинанию Александра Сергеевича, пообещав пополнить его собрание новыми песнями. Однако со временем, когда стало ясно, что намерения Киреевского более чем серьезны, всё собранное Пушкиным (пятьдесят песен) было передано в руки молодого подвижника, который к тому времени окончательно определился со своим призванием – создать максимально полное собрание русских народных песен, легенд и сказаний». Интересно, что в то время, в начале XIX века, в России многие поэты, писатели, правоведы, издатели и просто любители интересовались и собирали фольклорный материал. И только Петру Васильевичу Киреевскому удалось создать своего рода собирательный центр, к нему стекались фольклорные материалы со всей России.

Только в тридцать один год и все последующие семнадцать лет, до конца жизни, он посвящает систематизации и выверке собранного материала, безвылазно живя в своем поместье в Киреевской Слободе, доставшемся ему после раздела имущества. Киреевский хотел подготовить образцовое научное издание, тщательно выверенное, с большими комментариями и ссылками. Такого издания еще не было ни в России, ни на западе. И если бы оно вышло в том виде, каким задумывалось, то ему не было бы равных. К сожалению, этого не случилось. После смерти многое из собранного было потеряно, кто-то брал читать и не вернул, кто-то был охотником за автографами знаменитостей. Например, исчезла тетрадь А.С. Пушкина, которую тот отдал Киреевскому. Оставшееся после смерти собирателя хранилось в специально изготовленном для этого собрания шкафу, задвинутом в Румянцевском музее так далеко, что его едва отыскали. Посмертные издания П.В. Киреевского предпринимались, начиная с шестидесятых годов девятнадцатого века, а закончились уже при Советской власти, но полного издания собранных им русских песен так и не появилось» (из книги «Пётр Киреевский и его собрание русских народных песен»).